Заокеанские соратники фюрера

Яков БАСИН

Октябрьский переворот 1917 г. в России и последующие революции в Венгрии и Германии вызвали в США подлинную истерию страха перед проникновением в страну радикальных идей, которые несли с собой эмигранты из Европы – рассадника смуты. Реагируя на настроения общества, Конгресс в период с 1921 по 1924 г. ввел самые жесткие за всю историю страны иммиграционные законы. Поскольку главными зачинщиками и лидерами происходящих по ту сторону Атлантики событий американскому обществу были однозначно представлены евреи, в средствах массовой информации началась оголтелая антисемитская пропаганда. В стране стали плодиться организации, исповедующие расистские взгляды и призывающие к беспощадной борьбе с неграми и евреями. В США возникла реальная угроза становления нового политического течения – фашизма.

1

Нельзя сказать, что родина великой Декларации прав человека до этого не знала, что такое фашизм в той форме, в какой мы его сейчас себе представляем. В начале 1860-х гг. в США возникла мощная подпольная организация, которую ее создатели назвали Ку-Кукс-Клан (ККК). Правда, спустя всего только одно десятилетие эта организация из-за бесчинств, которые вытворяли ее члены, была официально распущена, но осталась в общественном сознании некоей легендой, символом американской национальной идеи – смеси патриотизма и христианского традиционализма.
Прошло чуть более тридцати лет, и в стране стала набирать силу концепция «панамериканизма». Одной из «культовых» книг того периода был роман 40-летнего баптистского проповедника из Северной Каролины Томаса Диксона с красноречивым названием «Клансмен» («Человек клана», 1905). Сюжет этого романа лег в основу одноименного фильма знаменитого кинорежиссера Дэвида Гриффита.
Премьера фильма состоялась 8 февраля 1915 года в Лос-Анджелесе. Для своего времени это был самый длинный фильм в мире (он длился три часа), был насыщен небывалыми по масштабам батальными сценами и производил огромное эмоциональное воздействие на зрителя. Просмотрев фильм, потрясенный Томас Диксон предложил для него новое название – «Рождение нации». С этим названием фильм и вошел в историю мирового кино.
Появление «Рождении нации» на экранах кинотеатров немедленно вызвало в стране огромный скандал. Ректор Гарвардского университета Чарльз Элиот заявил, что фильм является «извращением идеала белых». Национальная ассоциация развития цветных народов выпустила брошюру, направленную против фильма. Крупнейшие кинокритики страны выступили со статьями, дававшими фильму совершенно уничижительную оценку. Во Франции он и вовсе был запрещен к показу цензурой. Факт, что ни один афроамериканец не снимался ни в одной из главных ролей (кстати, как и во всех других картинах Гриффита), а роли темнокожих исполняли белые артисты, загримированные «под афроамериканцев», был расценен как грубое проявление расизма.
Однако совершенно неожиданно фильм получил сочувственную оценку в правительственных кругах. Президент Вудро Вильсон приказал устроить просмотр во время одного из заседаний Белого дома и пригласить на него видных государственных деятелей и дипломатический корпус с семьями. Такая реакция Вильсона была вполне предсказуема: как-никак он был первым после Гражданской войны президентом-южанином. В своей пятитомной «Истории американского народа», которую он как профессор истории (кстати, единственный президент США, имевший докторскую степень) выпустил еще в 1902 году, он писал: «Авантюристы, которыми кишел Север, стали мошенничать и обманывать представителей своей же расы, при этом, однако, используя негров. Простой инстинкт самосохранения подвиг белых людей создать Великий Ку-Клукс-Клан – настоящую «Невидимую Империю» Юга, защищавшую южные штаты».

Почувствовав поддержку «сверху», Гриффит выпустил в защиту своего творения брошюру под названием «Подъем и упадок свободы слова в Америке». Его личный доход от проката картины достиг миллиона долларов, что по тем временам было фантастической суммой. Когда началась эра звукового кино, «Рождение нации» было озвучено и снова выпущено на экраны. Кадры победоносной скачки боевиков ККК сопровождались «Полетом валькирий» Рихарда Вагнера.
Прошло всего девять месяцев со дня премьеры фильма, и в ноябре 1915 года, на День Благодарения, произошло официальное возобновление деятельности «Невидимой империи» с сохранением всех ее былых атрибутов, символов и регалий. Последующее десятилетие стало настоящей эрой Ку-Клукс-Клана, в составе которого в начале 1920-х гг. состояло около пяти миллионов членов.
Всеми своими «успехами» организация была обязана бывшему пастору-методисту Уильяму Симмонсу. Это он, став новым идеологом ККК («имперским магом»), добавил к числу врагов своей «империи», состоявших до этого, в основном, из представителей черной расы, – евреев, католиков и коммунистов. Это он ввел в практику церемонию Горящего Креста, которая стала своеобразной визитной карточкой Клана, позаимствовав ее у методистов – протестантской секты, отколовшейся от англиканской церкви. И это он ввел в употребление своеобразный кланистский салют: при встрече клансмены вскидывают вверх левую руку и произносят: «KIGY» – «Klansman I Greet You» («Клансмен, я приветствую тебя»).
Первые десятилетия ХХ века вообще были отмечены в США мощной вспышкой расизма. Его идеологом стал автор вышедшей в 1916 г. в США книги «Гибель великой расы» естествоиспытатель Мэдисон Грант, исповедовавший идею улучшения наследственных свойств человека путем селекции – псевдонауку евгенику. «Ребенок, родившийся в результате расового смешения, наследует все черты низшей расы, – утверждал он. – Дети, родившиеся в результате смешения белых и индейцев, – индейцы, а от смешения белых и негров – негры».
Мэдисон Грант выступал против притока в Америку «нежелательных расовых групп», ибо это, по его мнению, неизбежно приведет к «расовой деградации». Наибольшую опасность в этом отношении, по его мнению, представляли евреи. Нью-Йоркский Центр евгенических исследований Cold Spring Harbor, существовавший в течение сорока лет и закрытый лишь в 1940 году, после начала Второй войны, следуя этой теории, подсчитал, к примеру, что 83% прибывающих в США еврейских иммигрантов несут в себе «дегенерационную наследственность». Можно ли после этого упрекать Гитлера за то, что он назвал евреев «недочеловеками», – спрашивают современные расисты, – если это его утверждение было основано на заключении американских ученых, а расовые законы работали в то время во многих американских штатах?!..

2

К началу ХХ века США оставались единственным государством в мире, где расовая классификация использовалась для предоставления гражданских прав. «Сегодня есть одна страна, в которой мы наблюдаем начала наилучшей концепции гражданственности», – писал А. Гитлер в 1924 году. Для него эта концепция заключалась в «сохранении господства нордической расы», а инструментом служила политика иммиграции и натурализации. «Акт об ограничении иммиграции» от 1924 года, запрещавший въезд в США больным с генетически обусловленной патологией, а также мигрантам из Южной и Восточной Европы, Гитлер положил в основу своего проекта «расовой гигиены», описанного им в «Майн кампф». Придя к власти, нацисты узаконили программу насильственной стерилизации «расово неполноценных» и регламентации браков, не скрывая при этом, что действуют по примеру США, где подобная практика была официально санкционирована в 1927 году особым постановлением Верховного суда. Позднее руководитель нацистской программы по уничтожению инвалидов Карл Брандт объяснял на Нюрнбергском процессе, что в основе его деятельности лежали опыты американских ученых, начало которых он относил еще к 1907 году. Стоит ли после этого удивляться, что целый ряд авторов, в частности, Хана Арендт, пытаются в целом представить расизм и антисемитизм как порождение американского общества, хотя феномен нацистского антисемитизма – абсолютно беспрецедентен.
Что касается радикального антисемитизма, то его идеологию в американское общество принесли русские монархисты, бежавшие на Запад после Октябрьского переворота в Петрограде семнадцатого. Меньше чем через год после захвата большевиками власти в России, в сентябре 1918 г., заметное место среди американских средств массовой информации стало занимать выходившее в Нью-Йорке издание, в котором из номера в номер прослеживалась темы иудео-германского засилия в американском обществе и зловещей роли евреев во втягивании Америки в мировую войну. Издание многозначительно называлось «The Anti-Bolshevist». В общественное сознание американцев уже тогда начала активно внедряться мысль, что большевизм и еврейство – суть одного и того же явления.
Не прошло и двух месяцев, как, идя на поводу этого утверждения, 30 ноября 1918 г. Государственный департамент опубликовал получивший широкую международную популярность доклад под названием «Большевизм и иудаизм». Этот доклад стал первой акцией российских монархических кругов по разжиганию антисемитских настроений в американском обществе. То есть, еще и года не прошло после захвата большевиками власти в огромной российской империи, а их победа уже закреплялась в общественном сознании со стремлением евреев к мировому господству. Это был первый документ, в котором слова «большевик» и «еврей» объявлялись синонимами. Имя автора этого документа стало известно сравнительно недавно. Им оказался Борис Бразоль, ближайший соратник главного антисемита царской России, министра юстиции Ивана Щегловитова и один из активнейших деятелей «Черной сотни».
Самого Щегловитова к этому времени уже не было в живых. Почти десять лет провел он в должности Министра юстиции и «прославился» на весь мир организацией одиозного «дела Бейлиса». В июле 1915 года свою должность он потерял, но его успехи в борьбе с инородцами были высоко оценены русскими монархистами. На учредительной конференции монархической организации «Русское собрание» в ноябре того же он года был избран не только ее председателем, но и главой Совета Монархических Съездов – высшего руководящего органов Российских монархистов.
«Вклад» Щегловитова в дело разжигания национальной розни в России «высоко оценили» министры Временного правительства: 1 марта 1917 года он был помещен в Петропавловскую крепость, а его деятельность стала предметом разбирательства Чрезвычайной следственной комиссии. Когда в марте 1918 года правительство Ленина перебралось в Москву, перевезли туда и некоторых узников Петропавловской крепости, в том числе и Щегловитова. В ходе «красного террора» 5 сентября того же года он был расстрелян.
Сотрудник министерства юстиции помощник Щегловитова Борис Бразоль «достойно» продолжил дело своего шефа. В свое время, поддерживая монархическую реакцию, он активно «раскручивал» обвинение Менделя Бейлиса в ритуальном убийстве и даже участвовал в составлении обвинительного заключения. В годы Первой мировой войны Бразоль как сотрудник русской военной разведки оказался в США, да так там после октября 1917 г. и остался.
Блестящий оратор, опытный публицист, прекрасный знаток русской литературы ХIХ века, автор десятка книг, Бразоль главным своим достижением, тем не менее, считал, как он сам выразился, «две книги, которые принесли евреям больше зла, чем десяток погромов». В докладе «Большевизм и иудаизм» он использовал специально переработанный текст «Протоколов сионских мудрецов», утверждая, что «евреи в состоянии остановить любое восстание гоев с помощью американских, китайских и японских пушек». Два положения доклада буквально с момента его обнародования стали входить во все без исключения «документальные» издания о роли евреев в судьбах России ХХ века. Именно они впервые представили миру евреев народом с врожденной склонностью к левому радикализму. Вот эти два утверждения:
1. Решение о свержении царского правительства было принято 14 февраля 1916 г. в еврейском квартале Нью-Йорка группой революционеров во главе с банкиром Джейкобом Шиффом.
2. Власть в советской России целиком находится в руках евреев, о чем свидетельствует список из 33 фамилий руководителей государства, где лишь один (Ленин) нееврей.
Бразоль прожил долгую жизнь. В США он стал влиятельным юристом, работал в Министерстве юстиции и считался экспертом по «русскому радикализму». Основал Общество русской культуры имени А.С.Пушкина и возглавлял его в течение 27 лет. Последние его книги («Пушкин и Россия» и «Душевная драма Гоголя») вышли уже после Второй мировой войны. Оказавшись в 1939 году в Германии, был принят, как он выразился, «в самых высших сферах Берлина». Любопытный штрих: занимаясь в США примерно тем же, чем занимался в это время в Германии рейхминистр пропаганды Геббельс, он еще был поразительно на последнего похож внешне.

3

Бразоль избежал расправы большевиков: он просто не вернулся в Россию после Октябрьского переворота. Некоторые известные монархисты также избежали участи Щегловитова: они просто вовремя сообразили, что их ждет после смены власти, и исчезли из страны. Представляя наиболее обеспеченные круги российского общества, большинство из них теряли при этом огромные состояния. Не все из них смогли вывезти за границу свои семьи. Но зато их вера в «еврейское зло», наконец-то, получила, по их мнению, подтверждение в реальной жизни. Вот почему, оказавшись за рубежом, всю свою ненависть к новой власти они вложили в борьбу с мифическим «всемирным еврейским заговором». Одной из наиболее ярких фигур в этом отношении оказался бывший генерал-майор царской армии граф Артемий Череп-Спиридович.
Сахарозаводчик, владелец собственной торговой флотилии на Волге, крупнейший акционер многих сырьевых промыслов России, в том числе нефтяного, угольного и рудного, Череп-Спиридович был одним из наиболее влиятельных монархистов империи. А как член Русского Собрания, он был еще одним из наиболее активных пропагандистов «Протоколов сионских мудрецов». О том, что его имя внесено большевиками в расстрельные списки, генерал узнал сразу после Октябрьского переворота от корреспондента английской газеты «Морнинг стар» Виктора Марсдена, с которым его связывала давняя дружба. Спасая свою жизнь, граф бежал в Архангельск и после долгих скитаний оказался в Лондоне. Семья его осталась в советской России, и оба сына, офицеры Семеновского полка, погибли уже в 1918 году: один был расстрелян, другой умер в тюрьме ВЧК.
Направление дальнейшей деятельности генерала в эмиграции определил все тот же Виктор Марсден.
Этот газетчик также оставил свой след в истории зарождающегося нацизма. В свое время именно он был тем человеком, который с подачи Череп-Спиридовича перевел на английский язык «Протоколы сионских мудрецов». Из жизни он ушел в октябре 1920 года в возрасте 56 лет, но успел оставить после себя рукопись очерка с сакраментальным названием – «Евреи в России». Авторы современной антисемитской литературы относят написание этой рукописи к декабрю 1918 года, так что можно смело утверждать, что это – первый литературный опыт обоснования идеи захвата власти в России исключительно евреями.
Основная идея рукописи Марсдена уже в то время не была новой: евреи во всем мире полностью контролируют все богатства, все полезные ископаемые и все источники информации. С доказательствами, правда, у автора было негусто, поэтому в тексте можно найти такие «жемчужины», как утверждение, что публичные дома во всем мире содержатся исключительно евреями, что на путь завоевания мира евреи вступили еще шесть тысяч лет назад, что даже восстание Емельяна Пугачева это их рук дело и т.д. Главным же «достижением» Марсдена было перечисление более пятисот фамилий людей, руководящих советской Россией, – от ЦК ВКП(б) до губернских управлений. Не сложно догадаться, что все они по его утверждению – евреи. Единственным неевреем в этих списках был, как тоже несложно догадаться, грузин Сталин. В начале списков чиновников некоторых учреждений нередко стоит специальная пометка: «все евреи». В качестве примера можно привести списки руководства ВЦИК – 62 человека, комиссариата образования – 41 человек, руководства Красной гвардии – 42 человека, коллегии ВЧК – 34 человека. И все – евреи! До единого!
В Лондоне Виктор Марсден подкинул Череп-Спиридовичу идею написать книгу о негативной роли евреев в мировой истории, и тот на полтора года «прописался» в Библиотеке Британского музея. Завершилась эта работа появлением рукописи под названием «Тайное мировое правительство или Скрытая рука». Даже в то время, на фоне широко развернутой антибольшевистской кампании, наполненной множеством порой фантастических антисемитских измышлений, издателей не могла привлечь книга, где во всех обрушившихся на человечество бедах обвинялся некий «китайско-японско-советский иудо-монгольский блок». Рукопись состояла из множества мелких очерков, названия которых говорят сами за себя: «В США 8 млн. иудо-монголов», «Все революции были еврейско-сатанинские», «Ротшильды – настоящие осатанелые человекоубийцы» и т.д.
Найти издателя в Великобритании графу не удалось, и он отправился в Америку. В США Череп-Спиридович становится одним из активистов русской монархической организации «Русская самооборона», которая уже в 1921 году выпускает в Нью-Йорке американский вариант «Протоколов» на русском языке под названием «Всемирный тайный заговор». Позднее граф начинает редактировать журнал «Спасем Россию. Орган всех искренне любящих Россию». Большинство статей этого журнала основывались на обильном цитировании все тех же «Протоколов». Что касается «Скрытой руки», то книга все же была опубликована в 1926 году в «Антибольшевистской издательской ассоциации», а спустя очень короткое время ее автор, 75-летний граф внезапно скончался. Полиция не исключала среди причин смерти ни убийство, ни самоубийство, ни несчастный случай, но тайна ухода Череп-Спиридовича из жизни до сих пор не раскрыта.
Бразоль и Череп-Спиридович оказались едва ли не наиболее активными деятелями русской эмиграции в США. Именно на них единомышленниками была возложена обязанность вовлечения в антиеврейскую пропаганду автомобильного магната Генри Форда, и справились они с этой задачей блестяще. Более того, это именно они помогали миллионеру и оплачиваемым им журналистам использовать «Протоколы» для публикаций в принадлежащей Форду газете «The Dearborn Independent» и в его книге «Международное еврейство».

4

Двадцатые годы прошлого столетия в США были отмечены многочисленными газетными и журнальными статьями об угрозе национальной безопасности, которая идет от «еврейских большевиков». В качестве примера можно привести статью из «The Chicago Tribune» от 19 июня 1920 г., название которой говорит само за себя: «Троцкий ведет еврейских радикалов к мировому господству; большевизм является лишь орудием для осуществления его планов».
В США в это время еврейское население ощущало на себе очень жесткую дискриминацию по национальному признаку. Многие предприниматели не брали евреев на работу. Целый ряд университетов резко сократил число студентов еврейского происхождения. Многие отели не принимали еврейских постояльцев, а бары и рестораны отказывались евреев обслуживать. Появились даже курорты, на которых евреи не имели возможности отдыхать. Власти целого ряда городов неоднократно предпринимали попытки воспрепятствовать поселению евреев в сравнительно зажиточных городских кварталах и респектабельных пригородах. Происходило это с явным нарушением закона, ибо во многих штатах официально были запрещены такие дискриминационные меры.
Первое десятилетие после Октябрьского переворота в России было отмечено в США небывалой антисемитской пропагандой со стороны тех, кто, ссылаясь на победу большевиков, мог теперь заявлять о правдивости мифа по поводу стремления евреев к мировому господству. Появилась возможность на полную мощность эксплуатировать тексты «Протоколов сионских мудрецов», подтверждая их подлинность тем, что программа этих «мудрецов» в Европе и в России уже выполнена и что теперь вслед за установлением «чисто еврейского» правления большевиков «мудрецы» начинают разваливать экономику США. Кризис 1929 года стал «прямым подтверждением» этой пропаганды.
Самым мощным рупором в этой черносотенной вакханалии стал голос одного из самых уважаемых людей в стране – «автомобильного короля» Генри Форда (1863 – 1947). В 1918 г. Г.Форд приобрел газету «The Dearborn Independent», в которой, начиная с мая 1920 г., появилась целая серия антисемитских статей. Кампания приобрела одиозный характер после того, как газета по частям опубликовала полный текст «Протоколов сионских мудрецов». В этой кампании Г.Форда поддерживали многие уважаемые в США люди, среди которых, в первую очередь, следует назвать близкого друга Г.Форда, прославленного изобретателя Томаса Эдисона.
У газеты Г.Форда был достаточно претенциозный подзаголовок: «The Chronicle of Neglected Truth» – «Хроника отвергнутой правды». Разоблачения «преступлений» евреев и было той «отвергнутой правдой», которую якобы оглашал «автомобильный король». При этом Г.Форд не ввязывался в дискуссии касательно подлинности «Протоколов», не обращал внимания на критику известных политиков, представителей духовенства и даже президентов США – бывшего президента Вудро Вильсона, бывшего президента и нынешнего (1921-1930) председателя Верховного суда Уильяма Тафта, нынешнего (1921-1923) президента Уоррена Гардинга.
Не обращал внимания Г.Форд и на увещевания собственных жены и сына, которые не разделяли его антисемитских взглядов. Он продолжал клеветническую кампанию против крупнейшей благотворительной организации American Relief Administration (ARA), хотя против этой его акции заявил свой категорический протест пришедший к власти в 1929 г. президент Герберт Гувер. Сюжеты его очерков строились на страницах еврейской истории и догматах иудаизма. Персонажами его безжалостной критики становились американские раввины и бизнесмены, политики и деятели культуры, но объединяло этих людей и делало их преступниками в изображении Г.Форда одно – их еврейское происхождение.
В конце 1920 г. подборка публикаций из «The Dearborn Independent» вышли отдельной книгой под общим названием «The International Jew» («Международное еврейство»), немедленно переведенной практически на все европейские языки. Разжигая страсти и откровенно запугивая обывателей, Г.Форд писал в предисловии к изданию 1920 года: «Международные иудеи и их пособники, являющиеся сознательными врагами всего того, что мы понимаем под англосаксонской культурой, на самом деле многочисленнее, чем это кажется легкомысленной массе людей».
В США книга разошлась тиражом в полмиллиона экземпляров и стала источником вдохновения для многих, по большей части, молодых американцев, которые на практике использовали заложенные в этих книгах идеи для культивирования в США расистских настроений и порядков. Против Г.Форда началась мощная кампания протеста. Его книги и подшивки его газет изымались из библиотек. Его автомобилям не раз объявлялся бойкот. Уже в самом начале его деятельности на ниве расизма (16 января 1921 г.) большая группа американских общественных деятелей (3 президента, 9 государственных секретарей, 1 кардинал, президенты университетов, писатели, священнослужители – всего было собрано более ста подписей) опубликовала заявление, в котором писала: «Нижеподписавшиеся граждане нееврейского происхождения (гои) и христианского вероисповедания осуждают и глубоко сожалеют по поводу возникновения в нашей стране организованной антисемитской кампании, ведущейся согласованно и в унисон с аналогичными кампаниями в Европе… Мы убеждены в ее абсолютной несовместимости с американским гражданством – лояльным и интеллигентным…».
Воинствующий антисемитизм Генри Форда вызвал бурную протестную реакцию в среде еврейской общественности США. По призыву общины Нью-Йорка евреи страны объявили бойкот автомобилям компании «Форд Моторс». Резкое сокращение продаж заставило Форда в июле 1927 года прекратить антисемитскую пропаганду. В своем официальном заявлении для прессы он, как ни в чем не бывало, утверждал, будто не был осведомлен об антисемитском характере статей, вышедших в «The Dearborn Independent» за его подписью, и просил у евреев прощения за ущерб, невольно причиненный им опубликованием «The International Jew». Это заявление, которое большинство американских газет сочли лицемерием, спасло Форда от уголовной ответственности, но не помешало ему продолжать тайно поддерживать разнообразные акции и публикации антисемитского характера.
Судебные процессы, которые еврейские организации вели против Г.Форда, не раз вынуждали его публично отрекаться от своего антисемитизма и даже писать о своем «величайшем восхищении еврейским народом». Среди тех, кто заставил Форда капитулировать, был один из основателей Джойнта Луи Маршалл – общественный деятель и едва ли не лучший юрист Нью-Йорка, стоявший у истоков Американского еврейского комитета (1906). Маршалл был президентом самой большой и влиятельной реформистской синагоги в Америке. Именно он сыграл выдающуюся роль в судебном процессе, который завершился официальным признанием фальшивкой «Протоколов сионских мудрецов» и принесением Фордом публичных извинений американскому еврейству. Автомобильный магнат даже пошел на то, чтобы публично сжечь свою книгу.
В 1927 г. еженедельная газета Генри Форда прекратила существование, а тысячи книг «Международное еврейство» пошли под нож. Однако дело было сделано: его книги во многих странах вновь и вновь выходили колоссальными тиражами и везде находили новые и новые десятки тысяч читателей и поклонников.

5

В организации пропаганды фашизма и антисемитизма в США Генри Форд был не одинок. Одной из наиболее заметных фигур в этом грязном деле оказался пастор римско-католической церкви, известный всей Америке под именем «отца Кафлина» (Чарльз Эдвардс Кафлин, 1891-1979). Отец Кафлин одним из первых в стране священнослужителей начал использовать радио для своих проповедей. Сначала в 1930 году в эфире стали появляться его беседы для детей, но вскоре Кафлин начал практиковать радиообращения в защиту «Нового курса» президента Рузвельта, которые, по некоторым оценкам, собирали у радиоприемников до 40 миллионов слушателей.
Прошло несколько лет, и Кафлин вдруг развернулся на 180 градусов. Некоторые историки считают, что виной тому – отказ Рузвельта принять его предложение об увеличении в обращении в США наличных денег за счет выпуска серебряных монет. Как бы то ни было, но его радиопередачи приняли антиправительственный характер. Сначала объектом нападок стал сам Рузвельт, а потом началась пропаганда антисемитизма и открытое оправдание режимов Гитлера и Муссолини. В 1935 году отец Кафлин создал «Национальный Союз Социальной Справедливости» и начал издавать журнал «Social Justice» («Социальная справедливость»), в котором разместил многочисленные антисемитские статьи и «Протоколы сионских мудрецов», снабдив их весьма сочувственными комментариями. В 1936 году Кафлин даже стал одним из главных создателей Юнионистской партии, выступившей с программой, альтернативной «Новому курсу», но набрала на президентских выборах всего 2% голосов и распалась.
По мере того, как США втягивались в мировую войну, деятельность отца Кафлина все больше и больше подпадала под официальные запреты. Сначала в 1939 г. появился запрет на радиопередачи, а в 1942 г. и журнал его попал под действие закона о шпионаже, и его распространение было запрещено.
Антисемитскую пропаганду в те дни вели и другие католические издания («Boston Pilot», «Brooklyn Tablet»), Христианский фронт католиков ирландского происхождения (организация, созданная по типу Ку-Клукс-Клана) и др.
Такая мощная «промывка мозгов» принесла свои плоды. Даже после того, как США в декабре 1941 г. вступили в мирровую войну, а антисемитизм стал рассматриваться как выражение сочувствия официальной политике врага, негативное отношение к евреям еще долго продолжало оставаться серьезной общественной проблемой. Правда, открытое проявление антисемитизма достаточно быстро прекратилось, но даже в 1944 году, когда мир уже содрогнулся, узнав о беспримерном зверстве немцев по отношению к евреям, каждый четвертый респондент в общественных опросах заявлял, что евреи представляют угрозу для Америки, а каждый третий готов был поддержать антиеврейские акции.
Американские адепты нацизма оказали огромное влияние на становление расистской идеологии германского фашизма.
Немецкий перевод книги Г.Форда «Международное еврейство» вышел в Германии в течение двух лет (1921-1922) шестью изданиями. Как пишет автор исследования «Генри Форд и евреи» Альберт Ли, «после того, как в 1921 году десятки тысяч экземпляров книги Форда… были распроданы в Германии, популярность Форда [в этой стране] оказалась столь высокой, что можно говорить о серьезном влиянии его антисемитских идей на экстремистски настроенных немцев, позже примкнувших к нацистскому движению». Уже в 1921 году рвущийся к власти Гитлер заявил, что необходимо «воспрепятствовать еврейской подрывной работе против народа... путем заключения ее проводников в концентрационные лагеря», сославшись при этом на статьи Генри Форда, а в марте 1923 года в интервью газете Chicago Tribune заявил: «Мы считаем Генри Форда лидером движения фашистов, набирающего силу в Америке… Мы восхищены его антисемитской политикой; она вполне совпадает с платформой баварских фашистов». И это не было преувеличением, потому что в течение 20-х годов «автомобильный король» Америки был фактически единственным, кто открыто финансировал движение фашистов в своей стране.
Генри Форд оказался единственным американцем, чье имя упомянуто Гитлером в его книге «Mein Kampf» (1924) – политическом манифесте фюрера и «библии» национал-социализма. Говоря о «подлинных хозяевах жизни» Америки – еврейских банкирах и профсоюзах и необходимости борьбы с ними, он писал: «С каждым годом они становятся во все большей степени хозяевами, контролирующими то, что производит эта стадвадцатимиллионная нация. И только один великий Форд, к их ярости, все еще сохраняет полную независимость». Вся книга Гитлера пронизана идеями, почерпнутыми в книге Г.Форда, а ряд пассажей, в частности, о роли евреев в германской и российской революциях, и вовсе почти напрямую заимствованы оттуда. В 1933 году, после прихода Гитлера к власти, Эдмунд Гейне, директор германского филиала Ford Motors Co прямо написал секретарю американского магната Эрнсту Либольду, что книгу его шефа новое правительство широко использует в целях просвещения немецкой нации в области «еврейского вопроса».
Для Гитлера Генри Форд был более чем кумиром. «Он для меня – источник вдохновения», – заявил он в 1931 г. в беседе с корреспондентом The Detroit News, отвечая на вопрос, почему в его кабинете висит портрет американского автомобильного магната. Журналист из New York Times, посещавший в тот период Берлин, рассказывал, что стена личного кабинета Гитлера украшена крупноформатным портретом Генри Форда, а стол в приемной был завален экземплярами Der Internationale Jude.
Гитлер гордился дружбой с Г.Фордом, фамильярно называл его Генрихом и не раз говорил о том, что тот оказывает финансовую поддержку его движению, а когда Г.Форд выставил свою кандидатуру на выборах президента США, сказал в интервью «Chicago Tribune»: «Если бы я только мог, то послал бы в Чикаго и в другие большие американские города своих штурмовиков для оказания ему поддержки на выборах. Мы смотрим на Генриха как на лидера набирающей силу в Америке фашистской партии».
Гитлер был не единственным нацистским вождем, который испытал на себе влияние книги Форда. Лидер «Гитлерюгенда», а затем гауляйтер Вены Бальдур фон Ширах заявил на Нюрнбергском процессе: «Самый важный антисемитский труд, который я прочитал в то время и который повлиял на моих соратников, – это книга Генри Форда. Прочитав ее, я стал антисемитом». Геббельс и Розенберг также упоминали ее в числе основных идеологических ориентиров немецкой национал-социалистической партии.

6

После прихода Гитлера в Германии к власти в США стали активно возникать все новые и новые антисемитские и пронацистски настроенные организации и группы. К 1940 г. их уже, по некоторым данным, насчитывалось около 120. Наиболее активной из них оказался созданный в 1933 г. Германо-Американский союз («German-American Bund») – полувоенная организация, членами которой в основном были американские граждане немецкого происхождения. Немецкое правительство не только тайно руководило деятельностью Союза, но и поддерживало его материально. Союз являлся в США некоей негласной головной организацией среди многочисленных групп американских наци. На протяжении ряда лет он проводил многолюдные сборища в Нью-Йорке и других городах. После вступления США в войну был распущен, а многие его активисты были посажены в тюрьму по обвинению в предательстве и шпионаже в пользу противника.
Вклад Генри Форда в распространение антисемитизма не ограничивался печатными публикациями. Опытный организатор, Форд активно работал над созданием фашистского сообщества в США. Организационным центром стала газета Deaborn Independent. Вокруг нее группировались такие же ярые антисемиты, как и сам Форд.
Инициатором серии антисемитских публикаций в газете стал ближайший помощник Форда Эрнест Либольд. Это он отвечал за использование наличных средств магната и распределение их по антисемитским фондам, среди которых одно из ведущих мест занимали структуры, которые создавал отец Кафлин. Возглавляя принадлежащие Форду больницу и железные дороги, Либольд принял все меры, чтобы уволить из числа их сотрудников всех евреев. И это он создал мощную структуру по внедрению идеологии фашизма в молодежную среду, внимательно отслеживая регулярную финансовую подпитку студенческих антисемитских группировок.
Опубликованные в газете Форда антисемитские статьи собрал в одну книгу другой помощник «автомобильного короля» – Уильям Кэмерон, который позднее основал в США христианское антисемитское движение под названием Англо-Саксонская федерация Америки. Особое же место в жизни Форда занимал его близкий друг, знаменитый авиатор Чарльз Линдберг, который играл в 1930-е годы заметную политическую роль в США – сначала как сторонник Третьего рейха, а после 1939 года – как один из организаторов (вместе с Фордом) кампании по осуждению Рузвельта за вмешательство в войну в Европе на стороне антигитлеровской коалиции.
Совершив в мае 1927 г. двухдневный беспосадочный перелет из Нью-Йорка в Париж через Атлантический океан, Линдберг стал в США национальным героем. Американские наци использовали фантастическую популярность этого человека в своих целях: он стал главным глашатаем их идей. По приглашению правительств Франции и Германии Линдберг совершил поездку по Европе и ознакомился с состоянием современной авиационной промышленности. Вернувшись в Америку, он в своих выступлениях и интервью широко пропагандировал военную мощь нацистов. Те высоко оценили его заслуги перед Третьим Рейхом. В 1936 году Линдберга торжественно принял у себя возглавлявший Люфтваффе Герман Геринг. Спустя два года Геринг представил его к награждению (вслед за Муссолини и Фордом) Большим Крестом Германского орла – самой высокой нацистской наградой для иностранных союзников. На вручение ордена Линдберга пригласил сам Гитлер, что вылилось в огромную пропагандистскую акцию.
В 1940 г., когда перед американской общественностью остро встал вопрос о сотрудничестве с союзниками, возникли влиятельные политические группы, противостоявшие этому процессу. Наиболее серьезная их них – Первый комитет Америки (America First Committee), деятельность которого была отмечена большой антисемитской направленностью. В своей пропаганде Комитет распространял слухи о том, что это евреи втягивают США в войну, что Рузвельт – скрытый еврей, находящийся в зависимости от еврейского лобби, и т.д. Линдберг стал самым влиятельным членом этого комитета. На одном из митингов в сентябре 1941 года он произнес речь, в которой назвал три основные группы, которые якобы подталкивают США к войне: «англичане, евреи и правительство Рузвельта». Более того, он заявил, что наибольшую опасность из них представляют именно евреи, ввиду их, как он выразился, «громадного влияния на кинопромышленность, прессу и наше правительство».
Сам Форд, начиная с тридцатых годов, поддерживал с Гитлером личные контакты и ежегодно поздравлял его с днем рождения, каждый раз делая подарки на сумму в пятьдесят тысяч рейхсмарок. Но уже в двадцатые годы в прессе появлялись публикации, свидетельствующие, что поддержка Фордом Гитлера была не только на словах. New York Times еще в феврале 1923 года опубликовала воззвание вице-президента ландтага Баварии Эрхарда Ауэра, обвинявшего Форда в непосредственном финансировании национал-социалистической рабочей партии, обусловленном его симпатией, как он написал, к «гитлеровским планам истребления евреев в Германии».
Как выяснил американский военный историк Генри Шнейдер, Форд оказывал помощь Германии в получении каучука, жизненно необходимого для германской промышленности, и до самого начала Второй мировой войны поставлял Гитлеру военную технику, за что фюрер наградил его к 75-летию «Большим Крестом Немецкого Орла». Орден на него надел немецкий консул, специально прибывший в Детройт. Произошло это на грандиозном праздничном обеде, организованном в день юбилея, 30 июля 1938 года, в присутствии свыше 1500 зрителей. Форд был в восторге. Немаловажно заметить при этом, что произошло это ровно через четыре месяца после аншлюса Австрии и начала открытого массового антиеврейского террора, организованного нацистами.
Мир тем временем семимильными шагами шел к самой кровопролитной войне в истории, и поразителен тот цинизм, с которым большой капитал зарабатывал на поставках вооружения обоим воюющим сторонам. Не отставал и стареющий Форд. Сначала он, влекомый собственными идеологическими пристрастиями, переоборудовал свои германские предприятия для выпуска военной продукции, отказавшись при этом собирать двигатели для британской авиации, хотя в то же время его новый завод во французском городе Пуасси начал выпускать аналогичную продукцию для нацистов. Одновременно американские заводы Форда обеспечила военным транспортом американскую армию, а когда были подписаны договора о поставках для Красной армии по ленд-лизу, начал выпуск автомобилей и для СССР.
И все же возмездие нашло «автомобильного короля». Война уже подходила к концу, когда Форду показали фильм о зверствах нацистов в захваченных ими странах. Масштабы преступлений Гитлера против еврейского населения Европы настолько поразили старого человека, что его сразил инсульт, которого он не пережил.

 
P.S.
Пролетело семь десятилетий. Бесславно закончилась довольно-таки краткая история нацизма, унесшая, тем не менее, жизнь шести миллионов евреев, вся вина которых состояла только в том, что некие маньяки решили списать на них все проблемы человечества. Но жизнь продолжается, и новые маньяки вновь пытаются раскачать земной шар, возрождая мифы и легенды своих предшественников. И вновь в ход идут творения идеологов нацизма, в том числе и книга Генри Форда «Международное еврейство». Завершая русскую публикацию этой книги своим послесловием, бывший министр информации России, а ныне обвиняемый в разжигании национальной розни Борис Миронов кликушествует, что нужно «прислушаться, поверить Генри Форду, и мы поймем, что сегодня еврейский вопрос – это вопрос славы или бесчестия России, вопрос жизни или гибели русского народа!».
Битому неймется…

 

Оставить комментарий
назад        на главную