Освобождение*

 

Гита Койфман

В эти дни в Украине отмечают шестьдесят пятую годовщину освобождения территории Транснистрии от немецко-фашистской оккупации. Празднуют и в Израиле: бывшие фронтовики, бывшие узники гетто и концлагерей, те немногие, кому удалось уйти в партизаны, скрыться среди местного населения. Они были спасены в ходе наступательных операций Красной Армии. Во многих городах - Ашдоде, Беер Шеве, Петах Тикве, Кармиэле, Хайфе, Ашкелоне прошли собрания бывших узников гетто, посвящённые освобождению оккупированных областей Украины. Наша Ассоциация провела особое юбилейное заседание Совета, посвященное этому событию.


В зале заседания

Это был праздник со слезами на глазах: обретённая свобода омрачена тяжелыми потерями. Вторая мировая война унесла более 60 миллионов жизней, среди которых были воины-евреи - наши отцы, братья, родные и близкие, павшие на поле боя. Шесть миллионов евреев были замучены, сожжены, расстреляны, растерзанны в неволе концлагерей и гетто, умерли от голода, холода, болезней и печали. Мы скорбим по ним и чтим их память вот уже 65 лет.

Вместе с нами – руководителями городских организаций и активистов Ассоциации - разделить радость освобождения и горечь потерь, прибыли в Нетанию дорогие и уважаемые гости: Ефим Гологорский – Президент Международного Союза евреев бывших узников фашизма из Москвы; Павел Рубинчик - Вице Президент Международного Союза евреев бывших узников фашизма, Председатель организации узников из Санкт-Петербурга;


Анджей Газиоровский с участниками собрания

Мариа Паркунен - представительница организации "Гуд Вил (Добрая воля)" - христианской общины из Финляндии; Ярон Шамир – Генеральный директор Центрального Иргуна; Ури Арази – Пресс-Секретарь; Андрей Газиоровский – Генеральный директор амуты "Рука помощи Израилю", гости из России, Германии, Австрии, поддерживающие Израиль. Особенно значимым было выступление руководителя христианских общин Германии Арнольда Эккерта, который признал вину немецкого народа в Катастрофе, просил прощения за причинённое зло и обещал бороться с антисемитизмом, этим позорным явлением.


Участники юбилейного собрания: Анджей Газиоровский, Ефим Гологорский, Сергей Сушон, Гита Койфман, Ярон Шамир.

В связи с юбилейной датой в адрес участников собрания поступили приветствия от руководителей израильских и зарубежных организаций с выражением солидарности и поддержки (см. здесь).

 

Сохранять память о жертвах Катастрофы, "Праведниках Народов Мира", освободителях: солдатах и офицерах Красной Армии, партизанах и борцах с нацизмом. – святая задача нашей Ассоциации. Я хочу сделать краткий обзор событий, происходивших на многострадальной украинской земле.

С начала войны в течение 1225 дней и ночей Украина была ареной жестоких кровопролитных боев. Более 3 миллионов воинов Советской Армии пали в боях за освобождение Украины. Мы скорбим и выражаем глубокую благодарность тем, кто освободил землю от нацистов.

Сокрушительный вал боевых действий прокатился по украинским землям, не пропустив ни один населенный пункт, изувечив судьбы миллионов людей. На оккупированных территориях Украины гитлеровцы в порядке «окончательного решения еврейского вопроса» расстреляли и замордовали более полутора миллионов евреев – мужчин, женщин, детей, стариков. Тотально были уничтожены евреи оккупированных немецкой армией областей Северной Украины. Из оставшихся на оккупированных территориях Южной Украины, оккупированной румынской армией, выжило примерно 170 тысяч. Из них около 93 тысяч в Транснистрии. (Провинция Транснистрия – небольшая территория между реками Южным Бугом и Днестром находилась под управлением румынской администрации). До Второй мировой войны на территории Траннистрии проживало 300 тысяч евреев, сюда же были депортированы евреи из Бессарабии, Буковины и Румынии. Пленников использовали на каторжных принудительных работах. К марту 1943 года общее число украинских евреев, убитых румынами и немцами в Транснистрии, составило 185 тысяч человек. В районах немецкой оккупации еврейское население было уничтожено полностью.

После разгрома немцев на Курской дуге началось освобождение Украины. Осенью 1943 г. войска Красной Армии форсировали Днепр, а 6 ноября освободили Киев. Затем с 24 декабря 1943 г. по март 1944 г. была очищена от оккупантов Правобережная Украина: Киевская, Житомирская, Ровенская, Винницкая области, Транснистрия и Северная Буковина, территории, где осталось в живых около 110 тысяч евреев. 29 марта были освобождены Черновцы, где в живых осталось около 17 тысяч евреев. 26 марта освободили Каменец-Подольский, 20 марта освободили Винницу, а также Жмеринку, где в живых осталось около 3,5 тысяч евреев. Был освобожден лагерь Печора, где уцелело полторы тысячи узников. В середине марта были освобождены город Бершадь, где осталось в живых свыше 11 тысяч евреев, а также города и местечки: Тульчин, Шаргород, Томашполь, Копайгород, Чечельник, Мурафа и другие, где уцелели десятки тысяч евреев. 19 марта был освобожден город Могилев-Подольский, в котором остались в живых около 13 тысяч евреев.

 

Участники юбилейной встречи выступили с воспоминаниями о перенесённых в гетто муках.


У карты мест уничтожения евреев

Сергей Сушон, заместитель Председателя Ассоциации, рассказал о пережитом в оккупированной Одессе и местах уничтожения Ахмачетке, Доманёвке, где он с братом Леонидом (автором книги «Евреи в аду») был свидетелем массового уничтожения евреев румынскими властями и их местными подручными.

Симон Штеренштейн из Офакима рассказал о тяготах, которые ему пришлось переносить ежедневно от нацистских угнетателей, в течение двух с половиной лет, после освобождения он воевал в рядах Красной Армии.

Аркадию Виннеру из Мигдаль Ха-Эмека было 15 лет, когда он оказался в гетто Шаргорода Он поделился воспоминаниями о жизни и борьбе с нацистами: узники гетто Шаргорода за четыре дня до прихода Красной Армии, подняли восстание и освободили город от оккупантов. Впоследствии Аркадий воевал и закончил войну в Чехословакии.

Этя Плотник из Раананы оказалась в Томашпольском гетто в четырёхлетнем возрасте и вместе со взрослыми стоически переносила страдания, выпавшие на её долю. Она дождалась освобождения и тоже рассказала о пережитом.

Марк Мешок рассказал, как он трижды был расстрелян, но ему каждый раз чудом удавалось, выбраться из расстрельной ямы и спастись. Впоследствии Марк пробился к партизанам, воевал в Красной Армии, был награждён многими орденами и медалями.

Давид Таубкин подчеркнул, что в зверствах оккупантов принимали участие и местные жители. Однако среди них были и те, кто помогал евреям выжить: дать кусок хлеба, пустить переночевать, помочь скрыться, спрятать в своём доме, рискуя жизнью и судьбой своих близких. Таких людей мы называем «Праведники Народов Мира», их имена на «Доске Почёта» в Мемориале Яд Вашем, а спасённые пока живы, чтут их память.

 

 

За торжественно накрытым столом бывшие узники гетто общались, обменивались воспоминаниями, а иногда происходили удивительные встречи. Лев Пашерстник из Кармиеля и Борис Сребник из Москвы спустя 65 лет выяснили, что были в одном партизанском отряде. А Владимир Духно (Димона) повстречал своего товарища по гетто.


Борис Сребник и Лев Пашерстник. Интервью


Встреча товарищей по гетто


Приветствие детей

Порадовал участников собрания детский музыкальный ансамбль Нетании. Люди, сами бывшие детьми в гетто, свидетели гибели детей, с восторгом принимали детские выступления и сопровождали их бурными аплодисментами.


Дуэт

 

Погибшим в Катастрофе детям посвящены приведенные ниже стихи современных поэтов.

Виолетта Пальчинскайте

БОТИНКИ

Зеленые туфельки, черные боты…
Ботинки искусной и грубой работы.
Ботинки любого размера и цвета,
ботинки из тюрем,
ботинки из гетто,
ботинки танцоров,
портных и ученых,
на голод и муки
и смерть обреченных.
Ботинки сожженных,
задушенных газом
горою лежат –
не охватишь их глазом.
Им снятся еще в полумраке дороги.
Им снятся
босые и крепкие ноги.
Им снятся подъемы,
и спуски,
и пляски…
Над ними плывут облака без опаски,
летят журавли и висят паутинки.
Ботинки, ботинки, ботинки, ботинки…


Иван Скала

ПОЗДНИМ ВЕЧЕРОМ

Может, я сентиментален, может…
Но когда домой я прихожу,
На дочурки туфельки в прихожей,
Замирая, с нежностью гляжу.
Прежде чем («Ты спишь, моя родная!»)
Подойду к кровати, не дыша,
Я любуюсь ими, представляя,
Как она в них бегала, спеша…
Сбросила, нырнув под одеяло
С головой, как птенчик под крыло.
В туфельках, мне кажется, осталось
Резвых ножек дочкиных тепло.
И знакомый запах детской кожи –
Сладкий, как в июне клевера.
Может, я сентиментален…
Может,
Даже слаб в такие вечера,
Сам собою даже не владею…
Но (уж ты мне, милая, прости!)
Жжет меня в тот миг одно виденье,
Неправдоподобное почти.
Туфельки. Ботиночки…
Их было,
Разноцветных, может, миллион.
И во мне все сжалось, все застыло,
Все окаменело.
Даже стон.
Я глядел на них и – вместе – слушал:
Вскрик… Огонь…
И вновь – огонь. Стеной.
Туфельки – они взорвали душу.
С той поры они навек со мной.
Синие – они через порожек
Прыгали, носились вдоль реки…
Розовые, сброшены в прихожей,
Отдыхали, словно лопушки.
А потом…
Глядел я и не верил:
Туфелек – гора под потолок…
Их (да люди ль это были? Звери!),
Гогоча, срывали с детских ног.
С исхудавших – эти вот ботинки,
Тапочки…
Срывали без стыда.
Нет тепла в них.
Высохли слезинки,
Что упасть могли на них тогда.
…Шли назад мы, робко приминая
Жирную Освенцима траву.
Жаворонок в небе пел. Играя,
И шиповник дикий цвел во рву.
Шли мы. Каменели наши лица,
Словно мы не летом шли – зимой.
…Может быть, и с вами так случится:
Вечером вернетесь вы домой
И, увидев детские в прихожей
Туфельки – в шнурках и ремешках,-
Как и я, растрогаетесь тоже,
Нежно их подержите в руках…

Минутой молчания участники юбилейного собрания почтили память погибших.

--"--

!Международная конференция жертв нацизма в Южно-Сахалинске!

 

*Спасибо Николаю Ходосову за отличные фото.

26.03.09

 

нас поддерживают | о нас пишут

Поделитесь своими впечатлениями и размышлениями, вызванными этой публикацией.

назад

на главную