Доброе слово о моей дорогой маме Валерии Гродановой

Эрика Теллер

 

Моя мама родилась в 1915 году в маленьком городке около Татр в Словакии (бывшей Чехословакии ) в очень религиозной семье Коен. Там же мама училась в гимназии и в обходной академии. Мама была очень красивой и получила в семье строгое воспитание. Молодые юноши боялись знакомится с мамой, называли её "ледяная красавица".

В 1938 году родилась я, а в 1946 году мой брат Игорь. Мама была ласковой, доброй, трудолюбивой и предприимчивой женщиной так же, как и её родители. Эти качества она старалась передать и своим детям.

До 2-ой Мировой войны мамины родители, мои бабушка и дедушка, построили кошерный отель "Савой" у подножия всемирно знаменитого курорта Чехословакии - Татры. Этот отель был широко известен в Европе, в нем постояно останавливались религиозные евреи из Австрии, Венгрии, Германии и других европейских стран. Их привлекало удобное расположение отеля, кошерная кухня с лучшими поварами из Вены и уютная домашняя обстановка. Моя мама, прекрасно говорящая на немецком и венгерском языках, была помошницей своих родителей в отеле.

2-ая Мировая война, пришедшая в Чехословакию в марте 1939 года, круто изменила налаженную жизнь семьи моей мамы. Когда немцы начали облаву на евреев в Чехословакии, мой папа Эрнест Гродан спрятал мою маму и меня в христианском доме для сирот "Мария охрана" (г. Брастислава, Глубокая Цеста). Мне тогда было неполных 3 года. Вместе со мной там находилось ещё 12 еврейских детей.

Схватив моего папу, немцы пытали его, чтобы он выдал, где скрывается его семья, моя мама и я. Не добившись признания, немцы отправили папу в лагерь смерти. Для того, чтобы быть рядом со мной, мама устроилась в доме для сирот работать на кухне поваром, скрывая от чужих глаз, что я её дочь. Выходя в город, мама должна была прикреплять к своей одежде желтую шестиугольную звезду Давида. Кто-то донес фашистам, что в христианском доме для сирот скрываются еврейские дети и немцы со злыми собаками вечером нагрянули туда за нами. Я, почувствовав угрозу, спряталась в туалете, но собаки нашли меня там и немцы с криками "выходи жидовка" схватили меня и вместе с другими еврейскими детьми забросили в кузов грузовой машины и отвезли в пересылочный пункт г.Братиславы, куда сгоняли всех евреев, проживающих в городе и его окрестностях. Я до сих пор помню этих злых собак и немцев, их жестокое обращене и грубость, которым подвергались беззащитные дети, только за то, что они родились евреями.

Моя мама в этот вечер находилась на вечерней молитве. Когда она вернулась в дом для сирот и узнала, что произошло в её отсутствие мама не могла простить себе, что в этот вечер не находилась рядом со мной. Убитая горем, мама бросилась розыскивать меня и отправилась в пересылочный пункт. Однако немцы долгое время не хотели пускать маму внутрь так как она была блондинкой и совсем не похожей на еврейскую женщину. Фашисты не верили, что там может быть её дочь. Из пересылочного пункта нас вместе отправили в гетто Серед, а позднее в концлагерь Терезин около Праги, откуда евреев отправляли в лагеря смерти. Весь дальнейший путь до конца войны мы прошли вместе с мамой и уже никогда не расставались. В концлагере Терезин маме удалось устроиться на работу в медицинское отделение лагеря.

Среди узников концлагеря было более 15000 детей, из них посчастливилось остаться в живых около 100. Из концлагеря немцы регулярно перевозили детей в Освенцим и другие лагеря смерти. Уцелел и ныне широко известный кинорежиссер Душан Клайн, фильмы которого (около 100) с большим успехом демонстрируются по всему миру. Находясь под неослабным наблюдением немецкой охраны концлагеря, мама помогала партизанам, действующим в окрестностях Праги и состоящим почти из одних евреев. Мама снабжала партизан медикаментами и перевязочными материалами. Помощь партизанам была сопряжена с большим риском быть пойманой, а за связь с партизанами это могло стоить ей и мне, её 5-летней дочери, жизни. Однако мама считала своим долгом продолжать оказывать помощь партизанам и, как могла, старалась приблизить окончание войны.

В концлагере мама отдавала мне последние крохи, которые иногда перепадали ей за работу в медчасти лагеря и этим спасла мою жизнь. В лагере находилось много творческих работников писателей, учителей, поэтов, художников и людей других профессий. Немцы категорически запрещали проведение в лагере школьных занятий. Несмотря на это, узники лагеря учили детей читать, писать и рисовать. Творчество юных узников концлагеря, их стихи, рассказы и рисунки за 1941-44 годы были собраны в книге "Бабочки здесь не летают". Многие авторы этого сборника погибли в возрасте 12-14 лет.

Концлагерь был освобожден Красной Армией в мае 1945 и сорвал отправку фашистами её узников в лагерь смерти. В благодарность русским за наше освобождение и спасение от смерти, я в дальнейшем посвятила себя изучению русского языка и по окончании Братиславского университета им. Яна Коменского в 1960 году получила диплом преподавателя русского языка.

Во время войны почти все мамины родственники погбли в лагерях смерти. Мой папа прошел лагеря смерти Освенцим, Заксенхаухен,Ораниенбург и другие на территории Германии. Ему чудом удалось выжить, и в мае 1945 г. его из плена также освободила Красная Армия. Во время оккупации Чехословакии семейный отель "Савой" был разрушен и полностью разграблен фашистами и коллаборантами-словаками.

После окончания войны мама нашла в себе силы и проявила организаторские способности по восстановлению разрушенного отеля "Савой , который вскоре начал нормально функционировать и принимать религиозных евреев из Австрии, Венгрии, Германии и других европейских стран.

После прихода к власти коммунистов отель "Савой" был конфискован и мамина семья оказалась на улице. Не имея другого жилья мы долгое время жили на различных сьемных квартитах. Мой брат Игорь был скрипачем в братиславском фольклорном ансамбле "Лучницы". В 1965 г. во время гастролей ансамбля в Австрии из-за антисемитских выходок со стороны членов ансамбля брат попросил политическое убежище в Австрии и иммигрировал в Израиль. В Израиле его приняли на работу скрипачем в иерусалимский симфонический оркестр, в котором он проработал до своей скоропостижной смерти в 1993 году. Ему было всего 47 лет.

После вторжения русских войск в Чехословакию в 1968 году мама выехала в Израиль как туристка и осталась в стране на постоянное место жительство (ПМЖ), где обрела вторую родину. В 1987 году я выехала из Чехословакии в Германию со своим 13-летним сыном Рубеном как туристы, откуда в том же году мы переехали в Израиль на ПМЖ.

В Израиле мама работала бухгалтером на мебельной фабрике РИМ в Иерусалиме до 1995 года и ушла на заслуженный отдых в возрасте 80 лет. Находясь на пенсии, мама вела очень активный образ жизни, помогала новым репатриантам в их устройстве, интересовалась жизнью и политическими событиям в Израиле и за рубежом. Когда в Иерусалиме начало работать Всеизраильское общество переживших Катастрофу (ВОПК), мама и я стали членами этой организации и принимали активное участие во всех её мероприятиях. В 2003 году один из членов совета ВОПК посетил маму на дому, чтобы выяснить как она живет и в чем нуждается. В это время мама перебирала старые документы, сохранившиеся со времен 2-ой Мировой войны. Тяжелые воспоминания о жизни в гетто и концлагере, горечь потерь её родных и близких омрачили её лицо. Мама могла без конца рассказывать о событиях 60-летней давности, вспоминала людей и их имена, которые вместе с ней прошли столь тяжкий путь во время оккупации Чехословакии фашистами. К глубокому сожалению не многим из них удалось дожить до Дня Победы. Случайно член совета ВОПК обратил внимание на справку, выданную ей командиром партизанского отряда, которому мама помагала во время пребывания в концлагере Терезин. О своем участии в партизанском движении мама никогда и никому не рассказывала. С разрешения мамы член совета ВОПК отправил справку командира партизанского отряда в Министерство Обороны Израиля, откуда вскоре пришла заказная бандероль с медалью и удостоверением Ветерана 2-ой Мировой войны. Так через 60 лет заслуженное признание и награда нашли героя - мою маму. Позднее мама была награждена и юбилейной медалью 60 лет со дня Победы, вручунную ей консулом России в Израиле. Об этом событии были опубликованы статьи в центральной русскоязычной газете Израиля "Вести" и в газете "Наш Иерусалим".

В 2003 году в Израиль приехала канадский композитор Рут Фазал. Под впечатлением прочитанной книги "Бабочки здесь не летают", составленной из творчества детей концлагеря Терезин, Рут Фазал сочинила ораторию "Терезин", которая с громадным успехом была исполнена в иерусалимском театроне оркестром с солистами и хором под управлением дирижёра Керка Тевора, получившего музыкальное образование в Англии. По приглашению организации "Христиане-друзья Израиля" театрон посетили 100 бывших узников гетто и концлагерей-членов ВОПК. Среди приглашенных были и два бывших узника концлагеря Терезин: моя мама и я.

 

Фото 1999 г.

Свое 90-летие маме пришлось отметить в больнице, куда она попала после падения на улице около своего дома. На свой день рождения мама получила в больнице 90 алых роз от своей родственницы из Австралии. В январе 2006 года мама скончалась в больнице во время рутирной процедуры удаления жидкости из легких. Мама была похоронена на кладбище в Гиват Шауле недалеко от могилы её сына Игоря.

Жизнь моей мамы может быть образцом для подрастающего поколения, а память о ней навечно сохранится в сердцах её родных и близких людей.

Иерусалим, Март 2014 г.

Ваши комментарии
назад        на главную