Страницы: 1| 2 | 3 | 4 | 5 | 6| 7 | 8 | 9 | 10| 11| 12|

А.Круглов. Трагедия Бабьего Яра в немецких документах.– Днепропетровск: Центр «Ткума»; ЧП «Лира ЛТД», 2011. – 140 с.

ISBN 978-966-383-346-0

Читать/скачать *pdf, 1830 KB

Трагедия Бабьего Яра в немецких документах, многие из которых публикуются впервые. Раскрывается роль вермахта в этой трагедии, в частности, в подготовке массовых убийств, прослеживается степень участия в этих убийствах различных немецких карательных органов, персонифицируется прямая и косвенная ответственность за убийства евреев, дается критический анализ проблемы количества жертв-евреев, рассматривается отношение немцев к этой трагедии, особенно попытки спасения евреев со стороны отдельных немцев. Книга рекомендована ученым, профессиональным историкам, политологам, преподавателям, аспирантам, студентам и всем, кто интересуется историей Второй Мировой.
Виктор Франкл. Сказать жизни - "Да". Вариант книги «Психолог в концлагере». - Альпина нон-фикшн, 2015.- 45 с.

 

Читать/скачать *pdf, 465 KB

Это рассказ больше о переживаниях, чем о реальных событиях. Цель книги — раскрыть, показать пережитое миллионами людей. Это концентрационный лагерь, увиденный «изнутри», с позиции человека, лично испытавшего все, о чем здесь будет рассказано. Причем речь пойдет не о тех глобальных ужасах концлагерей, о которых уже и без того много говорилось (ужасах столь неимоверных, что в них даже не все и не везде поверили), а о тех бесконечных «малых» мучениях, которые заключенный испытывал каждый день. О том, как эта мучительная лагерная повседневность отражалась на душевном состоянии обычного, среднего заключенного.

Иехиам Вайц. Катастрофа еврейства Советского Союза. Учебное пособие, часть 7. - Открытый университет, Израиль. - 2000. - 188 с.

ISBN 42102-07

 

Читать/скачать *doc, 745 KB

От авторов:
Задачи авторов курса будут достигнуты, если в результате изучения настоящей части курса студенты смогут: 1) оценить изменения, произошедшие с советским еврейством в период между двумя мировыми войнами; 2) уяснить взаимосвязь между вторжением Германии в СССР и началом систематического уничтожения евреев; 3) определить основные этапы уничтожения евреев и указать причину поэтапного характера такого уничтожения; 4) объяснить связь между ходом войны и массовым уничтожением евреев; 5) дать общую характеристику еврейских общин в СССР в период войны; 6) проанализировать типы взаимоотношений между "рядовыми" евреями, еврейским руководством (юденратами) и вооруженными подпольными организациями в различных общинах; 7) сравнить судьбу советского еврейства с участью остального населения СССР, проживавшего на оккупированных немцами территориях.

Леонид Смиловицкий. Цензура в БССР: послевоенные годы, 1944–1956. - Иерусалим, 2015. - 360 с.

ISBN 978-965-92411-0-1

 

Читать/скачать *pdf, 4423 KB

Цензура в БССР вобрала в себя основные черты советской эпохи. С ее помощью государство сумело установить всеобъемлющий контроль над жизнью и общественным сознанием своих граждан. Если до войны главная задача цензуры состояла в борьбе с внутренним врагом, то после ее окончания это место занял внешний враг в лице «международного империализма» как угроза сохранению режима личной власти И.В. Сталина. Цель монографии – раскрыть формы, методы и характерные особенности цензуры (идеологической, государственной, военной, хозяйственной и ведомственной), показать специфику работы уполномоченных Главного управления по делам литературы и издательств при Совете Министров БССР, действовавших в тесном взаимодействии с ЦК Компартии Белоруссии и министерством государственной безопасности.

Ханна Арендт. Истоки тоталитаризма. - ЦентрКом; Москва; 1996. - 448с.


ISBN 5-87129-006-Х

Читать/скачать *doc, 3678 KB

В достаточно большой на сегодня литературе о тоталитаризме преобладают источники документального, мемуарного, исторического характера. Книга Х. Арендт — это прежде всего анализ, анализ условий, породивших рассматриваемый феномен, и его элементов. А также концептуализация, теоретическое осмысление самого чудовищного явления нашего века-экспериментатора — тоталитарного общества (двух его хрестоматийных ипостасей — сталинизма и гитлеризма). Эта работа не просто содержит в себе колоссальную достоверную информацию, огромную библиографию, ответ на вопрос, как такое античеловечное явление стало возможным в человеческой истории, но и еще нечто большее...

Теодор Герцель. Еврейское государство. - С. Петербург, 1896. - 112с.

 

Читать/скачать *pdf, 14828 KB

Герцль: "Идея, развиваемая мною въ этой книге , очень стара. Это — возстановленіе еврейскаго государства. Во всемъ мірe раздается крикъ противъ евреевъ, и этотъ крикъ будитъ преданныя забвенію мысли... ... Для того, чтобы яснее дать понять разницу между моимъ планомъ и утопіей, я возьму появившуюся несколько летъ тому назадъ интересную книгу доктора Т. Гертцка „Freiland" (Свободная страна). Это—остроумная фантазія, плодъ вполне современиаго ума, изощрившагося во всехъ тонкостяхъ политической экономіи, но утопія настолько же далекая отъ действительной жизни, какъ та гора, на которой лежитъ это фантаетическое государство. Freiland—сложная машина со множествомъ зубцовъ и колесъ, которые даже приходятъ въ сцепленіе другъ съ другомъ; но ничто въ міре не въ состояніи доказать мне , что ее можно будетъ привести въ действіе. И даже когда я вижу, какъ появляются общества съ программой „Freiland", я все-таки не могу не считать все это шуткой. Настоящій проектъ, напротивъ того, имеетъ своимъ предметомъ примененіе существующей въ действительности двигательной силы. Эта сила — бедственное положеніе евреевъ".

Две части, составляющие книгу автора "И все это правда":

1. Мария Рольникайте. Я должна рассказать. - Самокат, 2015. - 88 с.

2. Мария Рольникайте. Это было потом.

3. Радиоспектакль "Отрывки из дневников" по повести Марии Рольникайте "Я должна рассказать".

Ч 1.Читать/скачать *docx, 259 KB

Ч 2. Читать *shtml, (Интернет)

Слушать/скачать Радиоспектакль

Вильнюсское гетто. Концлагеря. Послевоенное время.

Мария Григорьевна: "Ведь сколько ни утекло воды со времен, о которых я рассказываю, а люди не стали друг друга больше любить. Возьмите отношение к гастарбайтерам, возьмите братские народы русских и украинцев! Везде, то вспыхивая, то стихая, бушует вражда. И для меня это больное место — то, что люди продолжают ненавидеть друг друга. Я не знаю, откуда берется эта желчь. Но я должна рассказать! Иначе надо — повеситься".

Связанные материалы:
- Диляра Тасбулатова. Мария Рольникайте: «Я должна рассказать»
- Диляра Тасбулатова. Памяти Марии Рольникайте, "девочки из гетто"
- Настя Дмитриева. Спокойной ночи, Маша...
- Полина Иванушкина. Нельзя забывать. Скончалась Маша Рольникайте...

Михаил Краснянский. Неоконченная биография еврейской семьи (Царская Россия-СССР-Украина-США). - 79 c.

Читать/скачать *pdf, 2619 KB

Pассказ об эпохах, событиях, людях, через которые и с которыми прошла его еврейская семья – от г. Ананьева (Одесская обл.) времен революции, где причудливым образом сплелись судьбы его деда Моисея, комбрига Котовского, бандита Япончика, шпиона Рейли и петлюровских атаманов, убивавших евреев, сквозь страшную войну с фашистской Германией, через 60-тые годы времен «дарагога Леонида Ильича» с диссидентами и невиданным взлётом андеграундного искусства к коррумпированной Украине времен Кучмы, через крах «оранжевой революции» и далее к эмиграции в США. В период Советской власти из восьми членов семьи автора - шестеро погибло от рук антисемитов «всех мастей».

ЭСТОНИЯ. Кровавый след нацизма: 1941–1944 годы. Сборник архивных документов. - Москва, "Европа", 2006. - 286 с.

ISBN 5-9739-0087-8

Читать/скачать *pdf, 586 KB

В Эстонии упорно распространяются утверждения, будто в годы Второй мировой войны эстонские солдаты на службе вермахта в карательных акциях не участвовали, к расстрелам мирного населения и к истреблению евреев отношения не имели. На этом настаивают не только эстонские комбатанты, не только юные неонацисты, невозбранно пропагандирующие лозунги, по меньшей мере удивительные для страны, принятой в состав Европейского союза, но и высшие официальные лица, включая бывшего президента Эстонии Арнольда Рюйтеля. Согласно официальной позиции эстонских политиков, эстонцы в немецких мундирах сражались за свободу Эстонии на территории своей страны только с советской властью и сделали все для того, чтобы «создать основу для продолжения сопротивления, приведшего к восстановлению независимости Эстонии через десятки лет». Ложь бывает и более рафинированной – это грубая ложь, которую опровергают документы, собранные в этой книге. Только документы, и они говорят сами.

Книга Живых. - Воспоминания евреев-фронтовиков, узников гетто и нацистских концлагерей, бойцов партизанских отрядов, защитников блокадного Ленинграда.
Книга первая. - СПБ, 1995.
Книга вторая. - СПБ, 2004.

Переход к чтению и скачиванию
После перехода входите в каталоги.

Обращение к читателю
(книга 1.)
В этой книге собраны наши воспоминания. Совсем молодыми мы воевали на большой войне, чудом выбирались из-за колючей проволоки зон уничтожения, подстерегали врага на лесных тропах, превозмогали блокадную беду, голод и холод. У нас общая история со сверстниками других национальностей и общая Победа — молодая, майская, незабываемая. Для нас, евреев, это была победа над смертью в самом прямом, беспощадном смысле слова. Всем нам уготовили особую судьбу в нацистской Германии, а после войны указали особое место в стране-победительнице.
Подсчитано, сколько боевых наград получили советские евреи за годы войны, сколько среди них было генералов, адмиралов, офицеров, солдат, сколько женщин, детей, стариков навеки осталось в гетто и противотанковых рвах от Буга до окраин Ленинграда... В нашей книге мало цифр. В ней звучат живые голоса: парикмахера и почетного доктора европейских университетов, бывшего резидента разведки и бывшего сына полка, тех, кто многое переосмыслил за эти десятилетия, и тех, кто остался верен идеалам своей юности.
Мы писали эти воспоминания, рассказывали о себе юным добровольцам, приходившим для этого к нам домой с диктофоном — и шаг за шагом возвращались в пережитое, воскрешали боль и страх, отчаяние и надежду, ненависть и любовь, испытанные полвека назад. О той эпохе, что уходит вместе с нами и уже почти ушла — много написано и сказано «во весь голос»: ее благословляли, ее проклинали. Мы же, ее соучастники, просто вспомнили, что с нами в жизни случилось, ничего не прибавляя, ни от чего не отказываясь: так это было...
И потому книга наших воспоминаний — не обвинительный документ и не политическая прокламация, это скорее что-то вроде семейной хроники — памятные записки для наших детей и внуков.
Пятьдесят лет, половина века — это наименьший отрезок истории, сомасштабный человеческой жизни. Потом придет столетие Победы... Но это будет без нас. Ту историческую дату будут отмечать — уже в следующем веке — исследователи, архивисты, писатели и наши праправнуки. Может быть, перелистав Домашний альбом, они наткнутся на наши воспоминания, будут всматриваться в живые лица на старинных фотографиях. Может быть, в руки им попадет и эта книга.
Идея ее создания принадлежит Александру Самойловичу Журавину: на одном из заседаний Санкт-Петербургской ассоциации евреев-инвалидов и ветеранов войны он предложил собрать под общей обложкой военные воспоминания солдат, блокадников, партизан, узников гетто и концлагерей. Этот замысел был горячо поддержан Советом ассоциации и его председателем Львом Борисовичем Певзнером, с чьей помощью удалось связаться с Американским фондом развития еврейских общин и «Джойнтом»; их финансовой поддержке книга обязана своим выходом в свет. Неоценимый вклад в создание этой книги внесли волонтеры — учащиеся еврейской гимназии, еврейских школ города и студенты Петербургского еврейского университета, евреи и русские. Треть всех собранных материалов — результат сделанных ими магнитофонных записей и последующей литературной обработки рассказов ветеранов. В этой кропотливой многомесячной работе принимали участие Костя Гоникман, Гриша Долгий, Лиза Иосфина, Дмитрий Мотыльков, Яша Плоткин, Роза Рыжикова, Лена Семыкина, Гриша Трайтель, Даня Янсон. Особенно благодарны мы Элеоноре Соломоновне Израилевой, оказавшей бескорыстную помощь в сборе материалов.
В работе над книгой активное участие приняли Михаил Ашик, Семен Лаевский и Яков Резник, а также историк Семен Узин, которому мы хотели бы принести отдельную благодарность за подготовку рукописи «Сын "врага народа". Фронтовая судьба». Особая наша признательность — тем, кто с самого начала поверил в возможность издания этой книги и на протяжении полутора лет способствовал ему: Марине Фромер и Мартину Хорвицу. И последнее. К сожалению, далеко не все собранные и подготовленные к опубликованию рукописи могли войти в книгу, объем которой ограничен возможностями финансирования. Наш долг — поблагодарить всех, кто предоставил нам свои воспоминания, и назвать здесь их имена. Вот они:
Даниил Аль; Александцр Анцелевич; Петр Байкин; Израиль Бейтельман; Дантон Белышкин; Марйам Воробьева; Аба Врубель; Фаня Вязьминская; Наум Галеркин; Давид Галле; Михаил Гальперсон; Филипп Гольдберг; Марк Гордон; Исаак Гордонов; Оскар Гурвич; Семен Дворкин; Ефим Дыскин; Леонид Звягин; Александр Иоффе; Борис Капелюш; Михаил Касьяник; Александр Котляров; Маргарита Красильщик; Леонид Крок; Этель Кувльвелик; Семен Лаевский; Ида Лемберг; Израиль Мордухович; Иосиф Нейзберг; Ефим Нисман; Идель Нун; Софья Осипенко; Эсфирь Свердлова; Соломон Слиозберг; Соломон Симин; Абрам Топер; Самуил Шалыт; Яков Шкилевский; Лев Экслер; Арон Эпштейн; Александр Юркевич; Виктория Явно.

Обращение к читателю
(книга 2).
В этой книге собраны воспоминания евреев-ветеранов, людей, прошедших испытание огнем на фронтах Великой Отечественной войны, бойцов партизанских отрядов, бежавших из гетто и фашистских концлагерей, защитников блокадного Ленинграда.
Всех нас объединила память о прошлом, боль за настоящее и тревога за будущее – нас объединила общая судьба.
Еврейский народ, рассеянный по всему свету и обреченный нацистами на полное истребление, стоял плечом к плечу со всеми народами в едином антифашистском строю.
На Волоколамском шоссе под Москвой и на Невском пятачке под Ленинградом, на Курской дуге и в Сталинграде мы были вместе с нашими сверстниками, советскими солдатами всех национальностей. И наши дети, внуки и правнуки должны знать, что их деды и прадеды были солдатами, достойными Победы.
Фронтовики хорошо помнят имя Ильи Эренбурга. Илья Григорьевич писал:
«Мы обязаны создать книгу и в ней убедительно рассказать об участии евреев в войне. Одной статистики мало. Нужны живые рассказы, живые портреты… Необходимо рассказать правду, чистую правду…».
Именно такие «живые портреты» предстанут в воспоминаниях отважного артиллериста, Героя Советского Союза Ефима Дыскина, в воспоминаниях гвардии младшего лейтенанта, командира самоходки Зиновия Зусмановского, танкиста Самуила Тагера, воевавшего в составе 2-й армии генерала Чуйкова, морского пехотинца, героя обороны Севастополя Исаака Любарского, отважного штурмана Якова Литинецкого, награжденного орденом Ленина, двумя орденами Боевого Красного Знамени, двумя орденами Отечественной войны, орденом Красной Звезды, кавалериста Якова Энтина, поэта и композитора, посвятившего свою песню любимому командиру, генералу Доватору. За каждым воспоминанием, за каждой историей живая неповторимая солдатская, человеческая судьба отважных солдат своей страны.
Особую главу нашей книги составляют воспоминания узников гетто, гитлеровских лагерей смерти, переживших «Холокост» (всесожжение
) – одно из самых страшных преступлений нацистов, уничтоживших шесть миллионов евреев.
Вчитайтесь в страницы, написанные Павлом Рубинчиком, Ритой Каждан, Борисом Гальпериным. Их воспоминания – прямое и правдивое свидетельство преступлений, совершенных нацистскими варварами на нашей земле.
Отважными солдатами Великой Отечественной войны стали ленинградцы, пережившие 900-дневную осаду Ленинграда. Ни бомбежки и обстрелы, ни голод и холод, ни смерть близких не сломили их волю к сопротивлению.
Прочтите простые, безыскусственные строки, написанные блокадниками Лазарем Ратнером, Лидией Разумовской, Юлией Каганович и вы многое поймете в природе стойкости ленинградцев в дни блокады.
Все, что они пережили, испытали в дни блокады, дает им право и силу вспоминать, писать, рассказывать, не считая себя выше, отважнее, терпеливее других. Каждый по-своему делает попытку воскресить чувства, испытанные в дни и ночи блокады. Чувства возвращаются из глубины пережитого, побеждая контроль времени, изменение оценок.
Вспоминая фронтовую, партизанскую, блокадную юность, авторы этой книги вольно или невольно ставят важнейшие нравственные вопросы времени, цены человеческой жизни, бесчеловечности расизма, экстремизма, антисемитизма, которыми, как раковыми клетками, и сегодня поражены целые человеческие сообщества.
Фашизм и антисемитизм – одноутробные детища и, как писал Бертольд Брехт: «Еще может плодоносить чрево, породившее все это».
Уходят из жизни старые солдаты. За время, пока книга готовилась к изданию, не стало и некоторых авторов воспоминаний. Уходит эпоха.
О ней можно говорить громко, масштабно, благословляя или проклиная идеалы, обозначившие ее «лицо». А можно просто перелистать страницы собственной жизни, ничего не прибавляя, ни от чего не отказываясь. Просто рассказать: вот как это было.
И за этим: «вот как это было» предстанет само Время. Время, пережитое нами – трагическое и героическое, беспощадное к людям и народам.
Пришло время назвать членов издательско-редакционной группы, членов нашей организации, ветеранов, которые собрали и готовили материал для этой книги: Инну Бабурину, Петра Горелика, Льва Разумовского, Лазаря Ратнера. Если бы вы знали, сколько труда, времени, энергии пришлось им потратить, чтобы встретиться с авторами, записать их воспоминания, собрать эту книгу, второй том «Книги живых».
Низкий им поклон и огромное спасибо!

Ружка Корчак. Пламя под пеплом. - Библиотека-Алия, Тель Авив, 1977. - 225с


Читать/скачать
Текст *.doc, 1502 KB, Фото *.doc, 782 KB

Впервые эта книга вышла в свет в 1946 году, через полтора года после того, как я приехала в страну. Когда я начала описывать историю Вильнюсского гетто — борьбу и гибель евреев, стойкость их духа и страшный конец тех дней — я не нуждалась ни в каких документах и письменных источниках. События были слишком живы в моем сердце, я не писала ничего, кроме того, что сама знала и видела, в чем лично участвовала. Я рассказывала в людях, с которыми была близко знакома.
Тот, кто уцелел, никогда уже больше не сможет смотреть на собственную жизнь как на нечто само собой разумеющееся, как на естественное человеческое право.
Долг оставшихся в живых — рассказать о том, что случилось там, дать свидетельские показания, как бы это не было тяжело. У меня не было никаких литературных амбиций или жажды славы, когда, я писана эту книгу. И хотя в моем рассказе очень много личного, его все-таки ни в коем случае не следует воспринимать как автобиографию или как биографию моего друга, это история целого поколения евреев.
В костре, запылавшем на земле Европы, сошлись, перекрестились, перемешались и были сожжены — вместе с людьми — чаяния, ожидания и иллюзии миллионов евреев — все, чем жило еврейство на долгом пути изгнания. Трагедия разыгравшаяся на наших глазах, предопределила судьбы будущих поколений еврейского народа.
На вопросы, которые оставила после себя катастрофа, нет ответа. Но они стучат в сердце каждого еврея — и того, который живет там. в странах рассеяния, и того, который строит свой дом, свою родину здесь, на земле свободного Израиля.

Илекс Беллер. Жизнь в штетл в 80-ти картинах.

Смотреть

Автор: Я отношусь к тому поколению евреев, которое было свидетелем кровавой расправы над третьей частью моего народа, над 6 миллионами европейских евреев, из них 1,5 миллионов детей.
3 миллиона евреев из Польши представляли собой ту часть еврейского народа, которая была особенно тесно связана со своим языком – идиш и со своей культурой.
Чем больше мы отдаляемся по времени от этой страшной поры, тем более отчетливо видим мы весь размах этой катастрофы.
Кто бы мог себе представить, что сегодня фашисты подняв голову, вещают нам, что Maidanek, Auschwitz и газовых камер никогда не существовало, что (у нас во Франции) «профессора» и «философы» стараются доказать, что Холокоста не было, поскольку это «математически» не возможно.
Но достаточно только двух часов летного времени из Парижа в Польшу, чтобы убедиться, что тысяча лет еврейской истории сметена с лица земли.
Даже столетние кладбища обрабатываются и используются в сельскохозяйственных целях. Из 3 миллионов евреев до войны, осталось шесть-семь тысяч старых сломленных людей. После их смерти Польша окончательно будет «свободна от евреев».
Мы не в праве забывать эти ужасные события; мы должны рассказать об этом молодому поколению, чтобы оно могло понять, что было совершенно с целым народом в Европе в середине 20 века.
Происшедшее касается не только еврейского народа, но и судьбы народов всего мира.

Товия Божиковский. Среди падающих стен. (Варшавское гетто в борьбе). - "Гакибуц Гамеухад" и Библиотека "АЛИЯ", Тель-Авив, 1975. - 127 с.

Читать/скачать *.doc, 824 KB

Когда говорят о восстании в Варшавском гетто, обычно имеют в виду большое восстание, начавшееся 19 апреля 1943 г., но мало кто знает о первом январском восстании, которое, хотя по охвату и было ограничено, имело большое историческое значение.
18 января 1943 года — дата, открывающая новую эпоху в жизни еврейского гетто, дата, свидетельствующая о большом психологическом переломе, подготовившем почву для восстания 19 апреля.
Чтобы понять, что принесло 18 января в варшавское гетто, необходимо, прежде всего, вспомнить о черных днях и кошмарных ночах последних 50 тысяч обреченных на смерть евреев, оставшихся после акции 22 июля 1942 г.
История Евреев в новое и новейшее время. Антология Документов. Том 1.- 569 с.

Кувшин с медом. Еврейские легенды и сказки. - "Советский писатель", 1991. - 93 с.
Анна Красноперко. Письма моей памяти. - "Дружба народов", 1989, №8. Страницы 71-121.

Также Аудиокнига в исполнении Владимира Самойлова.

 

Читать/слушать/скачать:

Книга *.pdf, 8290 KB  

Аудио книга

Об авторе и книге

 

 

Стив Сем-Сандберг. Отдайте мне ваших детей! - Астрель, 2011. - 278 с.


Читать/скачать *doc 6390 KB

В этой книге рассказывается о еврейском гетто, созданном нацистами в польском городе Лодзь, о Мордехае Хаиме Румковском, который возглавлял юденрат, орган еврейского якобы самоуправления гетто, и о повседневной жизни в гетто. Румковский был крайне противоречивой фигурой — «отец гетто», сначала отвечавший за все, потом лишившийся всякой возможности влиять на события, казнивший и миловавший, строивший школы и приюты и подавлявший забастовки, которого многие считают предателем и слепым орудием в руках немцев, но который разделил с жителями гетто их судьбу до конца, был депортирован в Освенцим и погиб со всей семьей.
Это роман о жизни в обнесенных колючей проволокой районах на глазах у всего города, о предписанной немцами мертвящей дисциплине, об уносящем жизни рабском труде, холоде, голодных смертях — и о сытой, полной светских развлечений жизни элиты гетто. О депортациях, когда из семей вырывают детей, стариков, больных и отправляют на смерть, и о том, как постепенно из гетто отправляют в лагеря смерти все 250 тысяч жителей. Лишь 10 тысяч из них чудом выжили.
Но в первую очередь это книга о том, как люди остаются людьми, заботятся о других, о чужих, о том, как они всем миром создают «Хронику гетто» — газету, служившую автору уникальным источником информации, о том, как они учат детей, хранят веру, влюбляются, спасают любимых. Своим романом Стив Сем-Сандберг дает незабываемое, не имеющее прецедентов в мировой литературе представление о реальности Холокоста.
Книга переведена на двадцать языков, удостоена высшей шведской литературной награды — «Приза Августа». Эта книга, которую теперь уже нельзя не прочитать.
Стенли Милгрем. Подчинение авторитету. Научный взгляд на власть и мораль. - Альпина нон-фикшн, Москва; 2016. - 130 с.

ISBN 978-5-91671-503-3

 


Читать/скачать *doc, 2567 KB

Впервые на русском языке.
"Классическое исследование склонности человека следовать приказам вне зависимости от их опасных последствий".
"Эксперименты Милгрэма с подчинением заставили нас лучше осознать опасность некритичного принятия власти".
На что способен пойти добропорядочный гражданин, повинуясь приказу? Размышления о десятках тысяч людей в фашистской Германии, отправлявших на смерть себе подобных, просто выполняя свой долг, натолкнули Стэнли Милгрэма на мысль о провокационном эксперименте. Поведение испытуемых в ходе разных вариаций эксперимента неизменно подтверждало страшные догадки Милгрэма: одни участники испытаний сурово "наказывали" других, не пользуясь своим правом отказаться. Парадокс заключается в том, что такие добродетели, как верность, дисциплина и самопожертвование, которые мы так ценим в человеке, привязывают людей к самым бесчеловечным системам власти. Но со времен нацистских лагерей смерти природа человека не изменилась. Вот почему актуальность концепции, которую со страшной убедительностью подтверждает эксперимент, можно оспаривать, но опасно недооценивать. Знаменитый эксперимент Милгрэма, поначалу вызвавший у многих протест и недоверие, позже был признан одним из самых нравственно значимых исследований в психологии.

Эли Визель. Ночь. - Олимп, ППП, 1993. - 50 с.

 

Читать/скачать *doc, 1133 KB

«Ночь» — самая известная книга воспоминаний о Холокосте. Это история депортации 15-летнего Эли Визеля и его семьи осенью 1944 года из румынского городка Сигата в Освенцим. Это история о жизни и смерти в лагере. Это история страшного марша, в конце которого заболевает и умирает отец Визеля. И впрямь трудно не назвать «Ночь» книгой о потере веры, книгой о смерти Б-га, а может, и Его убийства. Визель рассказывает, что однажды кто-то даже написал исследование на тему гибели Б-га в его творчестве. Однако сам он настаивает, что вовсе не писал о смерти Б-га.
Из откликов на книгу:
Анна Атаманова, 2014-03-18:
"Потрясающая книга. Заставляет плакать, не от слабости, а от ненависти к фашистам, от невыносимого ужаса перед человеческой жестокостью, от того, как тяжело терять того, с кем до сих пор удавалось остаться вместе, дорогого человека, когда и так всё хуже некуда, но при этом сердце человека не теряет свет, любови к жизни.
Тебе страшно от того, как человек разочаровывается в Боге, даже мне, неверующему человеку, страшно от этого. Потому что вера в Бога, она так сильна обычно, она с человеком всегда, когда тяжело, когда больше ничего не остаётся, только вера. Как страшно, когда вначале герой говорит: "Почему я молюсь? Странный вопрос. Почему живу? Почему дышу?", но по мере развития сюжета, его мысли кардинально меняются: "Думали ли мы о смерти Бога в душе ребенка, который внезапно открыл для себя абсолютное зло?", "Благословенно Имя Вечного! За что, да за что же мне Его благословлять? Всё во мне протестовало. За то, что Он сжег во рвах тысячи детей? За то, что Он заставил работать шесть крематориев, днем и ночью, в праздники и в Субботу? За то, что Он, Всемогущий, создал Освенцим, Биркенау, Буну и еще множество фабрик смерти?".
В этой книге столько боли и столько любви. Но при этом эмоций очень мало, он просто рассказывает, он - очевидец. Это спокойная констатация фактов и от этого только страшнее. Гетто, потеря Бога, истребление евреев, истребление людей людьми же.
Никогда не забуду то пламя, которое навсегда сожгло мою веру, никогда не забуду те моменты, когда навсегда убивали моего Б-га и мою душу".

Тимоти Снайдер. Кровавые земли: Европа между Гитлером и Сталиным. - Киев, Дулибы, 2015.- 585 с.

ISBN 978-966-8910-97-5

 

Читать/скачать *pdf, 7850 KB

С 1933-го по 1945 год в Восточной Европе было уничтожено 14 миллионов человек. Книга профессора Йельского университета (США), блестящего историка и искусного рассказчика Тимоти Снайдера посвящена трагическим страницам в истории Восточной Европы.
Украинский Голодомор, сталинские массовые экзекуции, Холокост, расстрелы немцами гражданского населения в ходе антипартизанских операций, преднамеренное морение голодом советских военнопленных, послевоенные этнические чистки… Две тоталитарные системы совершали одинаковые преступления в одно и то же время, в одних и тех же местах, содействуя друг другу и подстрекая друг друга.
Книга Тимоти Снайдера мгновенно стала мировым бестселлером,пережила 29 изданий на 26 языках мира. На русском языке публикуется впервые.
Cdzpfyydt vfnthbfks
Трагедия Литвы: 1941–1944 годы. Сборник архивных документов. – М., «Европа», 2006.–400 с. – (Евровосток).

ISBN 5-9739-0082-7

 

Читать/скачать *pdf, 830 KB

Впервые публикуемые в сборнике материалы российских архивов наводят ужас даже по прошествии 60 лет. Смерть выглядит благим избавлением на фоне тех мучений и истязаний, которым подвергались ни в чем не повинные граждане Литвы в годы нацистской оккупации. Читая показания очевидцев, перестаешь удивляться тому, что люди просили о смерти, лишь бы прекратить зверские пытки и надругательства, которым они подвергались.
Поголовно истреблялись не только ненавистные советские и партийные работники и военнослужащие – «виноватые» в установлении советской власти в Литве, не только евреи, которые «виноваты» всегда и во всем, хотя бы потому, что они евреи, но и поляки, представители духовенства, душевнобольные, старики, грудные дети… Литва превратилась в «фабрику смерти».
Вошедшие в сборник документы – лишь малая толика того, что хранится в архивах России, Литвы, Германии и других стран.
В отблеске «Хрустальной ночи»: еврейская община Кёнигсберга, преследование и спасение евреев Европы // Материалы 8-й Международной конференции «Уроки Холокоста и современная Россия» /Под ред. И.А. Альтмана, Ю. Царуски и К. Фефермана – М., 2014. – 248 с.

 

Читать/скачать *pdf, 1554 KB

В книге, авторами которой выступают ученые из 7 стран Европы, США, Японии и Израиля, представлен опыт осмысления событий «Хрустальной ночи», в т.ч. в Кёнигсберге (сейчас Калининград), как прелюдии массового уничтожения еврейского народа. Впервые показано отражение событий «Хрустальной ночи» в советской региональной прессе; приведены новые данные о позиции СССР в вопросе о транзите еврейских беженцев и реакции их на Холокост.
На основе архивных документов раскрыты неизвестные факты биографии японского дипломата Чиуне Сугихара и его роль в спасении евреев.
Издание рассчитано на исследователей Второй мировой войны, сотрудников музеев, архивов и органов образования, преподавателей, студентов, школьников, организаторов поисковой работы.

Анна Франк. Дневник в письмах. - Издательство Uitgeverij Bert Bakker, Нидерланды, 2003. - © Перевод Юлии Могилевской (julia1960@mail.ru). - Исправленная и дополненная версия, 15.04.2011. - 169 c.

 

Читать/скачать *doc, 648 KB

Дневник голландской девочки Анны Франк -- один из наиболее известных и впечатляющих документов о зверствах фашизма -- сделал ее имя знаменитым на весь мир.
Анна вела дневник с 12 июня 1942 по 1 августа 1944 года. Сначала она писала только для себя, пока весной 1944 года не услышала по радио выступление министра образования Нидерландов Болкенштейна. Тот сказал, что все свидетельства нидерландцев периода оккупации должны стать всенародным достоянием. Под впечатлением от этих слов Анна решила после войны издать книгу, в основу которой лег бы ее дневник.
Анна стала переписывать свои заметки, при этом она что-то изменяла, опускала куски, казавшиеся ей неинтересными, и прибавляла из своих воспоминаний новые. Наряду с этой работой она продолжала вести первоначальный дневник, последняя запись которого датирована 1 августа 1944 года.
Три дня спустя, четвертого августа восемь обитателей Убежища были арестованы немецкой полицией.
Мип Гиз и Беп Фоскейл подобрали Аннины записки сразу после ареста. Мип хранила их в ящике стола конторы и отдала отцу девочки Отто Франк, когда о смерти Анны стало достоверно известно.
Ион Михай Пачепа, Рональд Рычлак. Дезинформация. Тайная стратегия абсолютной власти. - Издательство «Э»; Москва; 2016. - 296 с.


ISBN 978-5-699-87127-8

Читать/скачать *docx, 1382 KB

Пачепа - генерал-лейтенант разведки Советского блока. Бежал в Америку. Один из компетентных участников акций КГБ по распространению в исламских странах дезинформации о намерениях Израиля и США поработить мир, по подготовке палестинских террористов и организации 11 терактов против Израиля. Об этом и многом другом. О книге и авторе см. Исламский терроризм был создан по заданию КГБ
Юлий Марголин. Путешествие в страну Зе-Ка. - Изд. дом: АСТ, Зебра Е, ВКТ., 2008. - 190с.

 

ISBN: 5-226-00972-0, 978-5-226-00972-3, 5-94663-561-1, 978-5-94663-561-5, 5-17-054367-0, 978-5-17-054367-0

Читать/скачать *doc, 817 KB

Юлий Борисович Марголин родился в 1900 году в семье врача, детство и юношеские годы провел в Екатеринославе и Пинске, высшее образование получил в Берлине, где учился философии и филологии и получил диплом доктора философии. По окончании образования Ю. Б. вернулся в Польшу, жил в Лодзи, выпустил несколько книг на польском, русском ("Записки о Пушкине") и еврейском языках, и в 1936 году эмигрировал в Палестину.
В апреле 1939 года Ю. Б. - все еще польский гражданин - приехал в Польшу, чтобы уладить некоторые личные дела, и в сентябре того же года он должен был пуститься в обратный путь. Но в ночь на 1-е сентября Германия напала на Польшу и Марголин очутился в мышеловке, из которой он освободился лишь через семь лет.
Война застала его в Лодзи, откуда сложными путями он добрался до Пинска, где прожил в обстановке советской оккупации до лета следующего года. В июне 1940 года Ю. Б. был арестован при массовых арестах беженцев из Западной Польши, произведенных тогда во всей советской оккупационной зоне. Через шесть недель он был отправлен эшелоном на север, в район Беломорско-Балтийского канала. Здесь он вскоре получил "приговор" о заключении в "исправительно-трудовой лагерь" сроком на пять лет за пребывание на советской территории (в Пинске!) без советского паспорта.
Когда, после вступления Советского Союза в войну, советское правительство объявило амнистию польским гражданам, Ю. Б. был исключен из амнистии и отбыл полностью свой пятилетний срок - до 21-го июня 1945 года. Но и после этого ему не было разрешено ни вернуться в Польшу, ни выехать в Палестину. Год он прожил в Алтайском крае, после этого, в порядке репатриации поляков, вернулся в Лодзь и отсюда, уже беспрепятственно, выехал в Тель-Авив.

Книга Ю. Б. Марголина занимает особое место в обширной мемуарной и полумемуарной литературе о советских концлагерях. В печати уже отмечалось, что описания лагерной жизни иностранцами, проведшими несколько лет на советской каторге, оказываются иногда богаче содержанием, чем наблюдения бывших заключенных из среды коренного населения Советского Союза. Этим объясняется, например, исключительный интерес, который вызвали в широких читательских кругах вышедшие в свет на нескольких языках (к сожалению, не на русском) книги Элинор Липпер и Маргариты Бубер-Нойман. Книга Марголина выделяется и среди книг бывших советских каторжан-иностранцев.
До того, как он попал в лагерь, Марголин не прошел жестокой школы советской жизни; он не жил и интересами русской эмиграции: его духовные интересы были сосредоточены в области философии и литературы, а его общественные интересы - Марголин с юных лет был горячим сионистом - влекли его в Палестину. Но Ю. Б. вырос в русско-еврейской интеллигентской семье, хорошо знал Россию и русскую литературу, на которой в значительной мере воспитался; естественно поэтому, что среди советских заключенных он чувствовал себя в гораздо меньшей степени иностранцем, чем, например, названные выше авторы. Поэтому - и в какой-то мере благодаря широте его образования - наблюдения Марголина в лагерях глубже и значительнее наблюдений большинства других авторов. Особенно ценной делает книгу Марголина пристальное внимание, с которым автор наблюдал внутреннюю жизнь людей и процессы душевной жизни (автор не исключил из сферы этих наблюдений и самого себя).

Список публикаций Ю.Марголина: http://rjews.net/raisa-epshtein/articles/margolin/1.htm

Яков Львович Раппопорт. На рубеже двух эпох. Дело врачей 1953 года. - Книга, 1988. - 158 с.


Отклики:
Давид Таубкин.

 

Читать/скачать *docx, 467 KB

"Всем своим пафосом книга направлена против антисемитизма и шире — против любого проявления национализма, увы, пока живого и лишь меняющего свои формы, приемы против чудовищного навета на медицину вообще. На нашей совести — ибо в каждом из нас есть частица вины за всякое антигуманное преступное "дело" — лежит не только "дело врачей", но и предшествовавшая ему и принявшая антисемитский характер так называемая "борьба с космополитизмом", — расправа над членами Еврейского антифашистского комитета.
Читая книгу, невольно думаешь: не "кто-то" виноват, а все мы и каждый — одни промолчали, другие злорадно бросали в огонь хворост, третьи бездумно верили, кто-то питал животные инстинкты, радуясь… И если повествование Я. Рапопорта поможет вселить в совесть каждого из нас эту частичку вины, то можно будет надеяться, что такое больше не повторится. Никогда."
Чингиз Гусейнов Апрель, 1988 год.

Тадеуш Боровский. Прощание с Марией. Рассказы. - М.: Худож. лит., 1989. — 169 с.

 

ISBN: 5-280-00664-5

 

Читать/скачать *docx, 484 KB

Тадеуша Боровского — польского поэта и прозаика, а в то время еще студента — арестовали в 1943 году. Его подругу, Марию Рондо, участницу движения сопротивления, тоже. Тадеуш попал в Аушвиц, Мария — в соседний Биркенау. «Прощание с Марией» — это письма Тадеуша к Марии, письма личные и страшные. Один из рассказов сборника в англоязычной версии вышел под заглавием This Way for the Gas, Ladies and Gentlemen — «Дамы и господа, за газом — сюда».

Примо Леви. Человек ли это? - Издательство: Текст, 2011 г. - 112с .

 

Читать/скачать *docx, 600 KB

Примо Леви (1919–1987) — итальянский писатель, поэт и публицист, химик по образованию. В двадцать четыре года был депортирован в концлагерь. Знание немецкого языка, потребность нацистов в профессиональных химиках, молодость и, возможно, счастливая судьба помогли Леви выжить. Сразу после освобождения он написал книгу «Человек ли это?», считая своим долгом перед погибшими и непосвященными засвидетельствовать злодеяния фашистов. В западной послевоенной культуре П. Леви занимает не меньшее место, чем А. Солженицын в русской, а его самое значительное произведение «Человек ли это?» критика сравнивает с «Одним днем Ивана Денисовича». В Италии книга Примо Леви «Человек ли это?» была названа книгой века.
Связанные материалы:Примо Леви

Арт Шпигельман. Маус. - 1992. - 296 с.

 

Смотреть/скачать *PDF, 170 000 KB

Арту Шпигельману удалось, казалось бы, невозможное - рассказать историю Холокоста в форме комикса. Владек Шпигельман, отец Арта, рассказывает сыну, как прошел через гетто, Освенцим и "марш смерти" на Дахау. Но "Маус" - это и глубоко личная история автора, его попытка разобраться в своих непростых отношениях с семьей. На стыке этих историй и рождается уникальный текст, который без упрощений и пафоса рассказывает об одной из самых чудовищных трагедий XX века. Это книга о Владеке Шпигельмане, еврее, прошедшем через ужас концлагерей в гитлеровской Европе, и его сыне-художника, который пытается осмыслить историю жизни отца и разобраться в своих непростых отношениях с ним. Единственная книга-комикс - лауреат Пулитцеровской премии (1992). "Просто и негромко о том, что очень трудно выразить. Это можно было сделать только в жанре комикса". (The Washington Post), "Самый точный и пронзительный рассказ о Холокосте". (The New Yorker).

Евгений Кузнецов. Валаамская тетрадь. - Изд. дом Росток, СПБ, 2003. - 62с.

 

Читать/скачать *docx, 203 KB

Это записки человека, наделенного разнообразными талантами, главным из которых, как мне кажется, было человеческое участие, неравнодушие к жизни. И работу себе он выбрал по таланту - экскурсовод на Валааме, месте, где прокатилось колесо русской истории, вминая в землю всех без разбору. Особенно, новой, истории ХХ века.
Страницы, посвященные судьбе фронтовиков-инвалидов Второй мировой, - достоверное описание одного из страшных преступлений сталинского режима. Об этом невозможно забыть.

Памяти павших. Воспоминания родных и близких о воинах, погибших на фронтах Великой Отечественной войны 1941 – 1945 годов. Книга вторая. - Издательство «ВК-2000», Израиль, Ришон ле-Цион, 2016. - 121с.

ISBN 978-965-7491-01-0.
© Тексты, фотографии и документы принадлежат авторам. Реховот, Израиль, 2016.
© Редактор-составитель – Соня Теллер

 

Читать/скачать *pdf, 7651 KB

71 год отделяет нас от Великой Победы над фашистской Германией.
Издание книги воспоминаний о воинах-евреях, погибших на фронтах Второй мировой войны – это еще один памятник неувядающей славы героев тех дней. Я уверена, что многие из вас увидели в издании этой книги единственную, если не последнюю возможность передать коллективную и личную память о людях, кто ценой своей жизни защитил мир на земле, принес Победу своей стране, своему народу.
Эти люди: ваши родные, близкие, товарищи – зачастую не успевшие по-настоящему узнать жизнь, испытать волнения первой любви, создать семью, ушли на фронт, чтобы громить врага! Много их полегло на полях сражений…

«Сохрани мои письма...». Сборник писем евреев периода Великой Отечественной войны. - Составители: И.А.Альтман, Л.А. Терушкин. – М.: Центр и Фонд «Холокост», 2007 – 115с.

 

Читать/скачать *docx, 511 KB

Переписка евреев периода великой Отечественной войны впервые выходит отдельным изданием. В основе сборника – более 1000 писем, дневников и фотографий из архива Научно-просветительного Центра и Фонда «Холокост». В издание вошли письма и открытки с фронта и на фронт, из эвакуации, из прифронтовых Москвы и Киева, блокадного Ленинграда, из гетто, партизанских отрядов, а также из освобожденных нашей армией населенных пунктов; письма чудом уцелевших в лагерях военнопленных; переписка с очевидцами гибели родных на фронте и в оккупации.
Сборник рассчитан на исследователей Второй мировой войны, преподавателей, студентов, школьников.

Семен Шпунгин. До и после побега. Воспоминания. - Изд. Общество "Шамир", Рига, Латвия. 2014. - 88с.

 

ISBN 978-9934-8448-8-1

 

Читать/скачать *pdf, 6183 KB

"Я никогда не решался писать воспоминания о гетто, да и сейчас едва могу подступиться к этому. Хотелось бы изложить невероятную историю моего побега. Но без того, что ему предшествовало, трудно передать случившееся глубокой осенью 1943 года. И потому я не могу не коснуться событий, которые не оставляют меня с тех пор, как германские войска вошли в Даугавпилс.
Город пал на четвертый день войны. Население восприняло перемену по-разному: кто с нескрываемой радостью, кто с беспокойством. Немецкая администрация еще не успела обосноваться, а местная полиция возникла как из-под земли. Зачисленные в нее добровольцы расхаживали с винтовками и зелеными повязками на рукаве, а некоторые вырядились в давно припрятанную форму айзсаргов – членов латышской националистической организации. Полиция, впрочем, не очень заботилась о наведении порядка. Часть жителей, не таясь, грабила магазины, стоявшие с разбитыми витринами. На Рижской улице, одной из немногих уцелевших в центре, я видел людей, несущих всякую утварь и продукты питания в корзинах, кошелках и даже в охапках...
А 27 июля 1944 года я стою на обочине дороги, по которой нестройно шагает колонна советских пехотинцев, усталых, с заломленными пилотками, в пыльных, потрепанных гимнастерках. Они на войне. А я уже на свободе! Я вижу их своими глазами – и не могу насмотреться. Но к чувствам, которые переполняют меня, совсем некстати примешивается то ли обида, то ли удивление. Некоторые солдаты, проходя мимо, покатываются со смеху: "Ой, глядите, жиденок! Мордух! Шмулик! Еврейчик!" Такими были первые слова, услышанные мной из уст освободителей. Что я могу сказать? Так было. Из песни слов не выкинешь..."

Том Сегев. Симон Визенталь. Жизнь и легенды. - Изд.Текст, 2014. - 512с.


ISBN: 978-5-7516-1197-2

Связанные материалы:
- Александр Мелихов: Суд народов и месть одиночек.

 

Читать online, html

Том Сегев, израильский журналист, написал фундаметальную биографию легендарного "охотника за нацистами" Симона Визенталя, который пережил Катастрофу и посвятил многие десятилетия своей долгой жизни разоблачению нацистских военных преступников, скрывавшихся от правосудия в разных странах мира. В основе труда Сегева лежат тысячи изученных им документов из частных источников и многочисленных архивов, включая архивы американских, польских, немецких и израильских секретных служб. Достоянием читателя становятся интригующие тайны жизни и работы Визенталя, его роль в поимке Адольфа Эйхмана, странная дружба с бывшим министром в правительстве Гитлера Альбертом Шпеером, соперничество с нобелевским лауреатом Эли Визелем и многое другое.

Страницы: 1| 2 | 3 | 4 | 5 | 6| 7 | 8 | 9 | 10| 11| 12|

Оставить комментарий
назад        на главную